Главная » Общение » Ответы В. Познера: О мюнхенской речи Путина, Марин Ле Пен и праворадикальных настроениях в России
Ответы В. Познера: О мюнхенской речи Путина, Марин Ле Пен и праворадикальных настроениях в России

Ответы В. Познера: О мюнхенской речи Путина, Марин Ле Пен и праворадикальных настроениях в России

Олег: Владимир Владимирович, согласно некоторым статистическим данным, количество сторонников радикальных националистических идей составляет в России около 2% населения (3 млн человек). А буквально несколько дней назад в Подмосковье подростки-неонацисты забили насмерть украинца. Как Вы считаете, насколько велики и опасны праворадикальные настроения в России, и к чему это может привести?

Владимир Познер: Вопрос, конечно, не в процентах. Вопрос в том, что такие настроения возникают не на пустом месте. Вопрос того, насколько они опасны, определяется, как мне кажется, несколькими факторами: (1) в какой степени государство – через СМИ, через кино, через систему образования – реально, а не на словах, не лозунгами, с этим борется? На мой взгляд, российское государство вообще не принимает мер, чтобы противодействовать этим настроениям; (2) в какой степени общественный климат способствует таким настроениям? В случаи России – способствует самым непосредственным образом, разогревая ура-патриотические настроения (например, вся эта вакханалия по поводу «Крымнаш») и одновременно возбуждая ненависть, в частности, к украинцам, не говоря о постоянных напоминаниях о «пятой колонне» и «национал-предателях». Все это крайне опасно, главным образом, потому, что такие явления сначала тлеют (2%), но имеют тенденцию вдруг разогнаться и неудержимо вспыхнуть. Это может привести к установлению квазифашистской власти.

Максим Ваховский: Уважаемый Владимир Владимирович! Как часто Вам приходится сталкиваться с выбором «за кого вы?» и как Вы обычно отвечаете на этот вопрос, если Вам его задают люди, так или иначе пытающиеся «втянуть Вас на палубу своего корабля»?

Владимир Познер: Этот выбор приходится делать регулярно и в течение всей жизни, однако, будучи журналистом, я считаю, что не должен своими «за» или «против» влиять на общественное мнение. Могут, конечно, быть крайние случаи, но принцип у меня такой. Я бы считал, что оправдываю свое звание профессионального журналиста, если мои зрители не имеют четкого представления о том, за кого я, например, голосую.

Андрей Зацаринный: Ув. господин Познер! Хочу поблагодарить Вас за Вашу позицию и уважение к своему зрителю, а также спросить – как Вы относитесь к идеям политического космополитизма, и верите ли в возможность объединения государств Земли в единую структуру в обозримом будущем?

Владимир Познер: Спасибо за добрые слова. Нет, не верю, не только в обозримом будущем, но вообще не верю в возможность построения «планетарного государства». Слишком мы разные, слишком стоим на разных уровнях развития.

Абдулажанов Сухроб: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович. Меня интересует ваше отношение к ультраправой националистической политической партии «Национальный фронт» во Франции и к Марин Ле Пен в частности. Чем вызвана такая популярность ее в России?

Владимир Познер: Она популярна и во Франции, особенно на фоне проблем с арабским населением. У меня нет сомнений, что на следующих президентских выборах она наберет очень серьезное количество голосов, возможно, вынудит к проведению второго тура. О ее популярности в России могу только сказать, что, во-первых, наши СМИ, особенно ТВ, подают ее как персонаж крайне симпатичный, а во-вторых, подобные настроения у нас весьма распространены и поддерживаются властью – неофициально, конечно, но фактически.

Евгений Хлынин: Владимир Владимирович, в своих выступлениях Вы неоднократно упоминали мюнхенскую речь В.В. Путина. Ваше личное отношение к этой речи?

Владимир Познер: Мое отношение к этой речи неоднозначное. Она правильна по содержанию, потому что отстаивает интересы страны и требует от мирового сообщества уважения и понимания. Она неправильна по форме – уж больно груба. Напомню Вам анекдот о Н.С. Хрущеве. Он поехал в Нью-Йорк, чтобы выступить на генассамблее ООН. Поехал с ним и его зять, А.И. Аджубей, главный редактор «Известий». Вечером, накануне выступления, Хрущев дает Аджубею экземпляр своей речи и просит, чтобы тот внимательно прочитал ее и утром поделился бы впечатлениями. Вот они встречаются за завтраком и Хрущев спрашивает:

– Ну, Алеша, как тебе моя речь?
– Никита Сергеевич, речь гениальная, – отвечает Аджубей, – но есть два мелких замечания.
– Какие? – спрашивает Хрущев.
– «Насрать» пишется вместе, а «в жопу» раздельно, других замечаний нет.

По содержанию речь Хрущева была правильной, а по форме…

Задать вопрос Владимиру Познеру