Главная » Интервью » «Если вы хотите рассказать людям правду, то заставьте их смеяться, иначе они вас убьют»
«Если вы хотите рассказать людям правду, то заставьте их смеяться, иначе они вас убьют»

«Если вы хотите рассказать людям правду, то заставьте их смеяться, иначе они вас убьют»

Авторская программа «Познер» Владимира Познера уже который год держится на вершине телерейтингов. И гости к Познеру идут охотно, хотя и понимают: их могут ждать весьма неудобные вопросы. В интервью еженедельнику Аргументы и Факты журналист рассказал об иллюзиях и империях.

Обида на мир

Сергей Грачёв: Владимир Владимирович, вы неоднократно и словом, и делом чётко давали понять, что для вас крайне важно быть честным перед собой, перед аудиторией. Говорили, что вам важно говорить правду, какой бы она ни была… А зачем?! Вам не кажется, что эта правда сегодня мало кому нужна? Большинству комфортнее жить в иллюзиях.

Владимир Познер: Кому-то действительно комфортнее. Но без знания правды ни у одного общества, ни у одного государства нет будущего. Без трезвого понимания истинного положения дел ни о каком развитии страны вообще говорить не приходится. Да, правда глаза колет, да, она не всем нравится. По этому поводу в своё время замечательно сказал Оскар Уайльд: «Если вы хотите рассказать людям правду, то заставьте их смеяться, иначе они вас убьют». Очевидно, это утверждение верно не только по отношению к отдельным людям, но и к целым обществам. Но в любом случае тайное всегда становится явным. И всегда есть люди, которые за правду борются. Борются за то, чтобы общество сделало выводы из своих ошибок и попыталось поменять жизнь к лучшему.

– Вы наверняка знаете режиссёра Юрия Быкова, чей фильм «Дурак» наравне с «Левиафаном» сейчас активно обсуждают и обвиняют в русофобии. Быков, например, считает, что никакие позитивные перемены в России невозможны, – всех устраивает всё так, как есть. Вы согласны?

– Оглянитесь на историю России. Посмотрите, какое количество потрясений, перемен выпало на её долю. Это говорит о том, что далеко не всех всё устраивает. Идут метания, поиски. Люди хотят жить по-человечески. Но нельзя забывать, что у России тяжелейшая история. Как ни крути, но 300 лет татаро-монгольского ига наложили серьёзнейший отпечаток на менталитет людей практически на генетическом уровне. А революции начала ХХ века – это что, шутки?! Создание нового государства, с новыми идеалами, пусть и ошибочными, – это ерунда?! И даже развал совет­ской империи, причём довольно бескровный в сравнении с развалами других империй, говорит о том, что люди ищут лучшей жизни, что они недовольны. Я ни на секунду не сомневаюсь, что народ России стремится к другому состоянию страны, к другому качеству жизни. Я сейчас говорю даже не о желании иметь много денег и материальных ценностей – хотя в этом нет ничего предосудительного. Я говорю о качестве жизни в самом широком смысле этого слова. Но цепи прошлого очень затрудняют движение вперёд. Приходится их тащить за собой, вырываться из их пут, а это тяжело.

– Пять лет назад в интервью с Александром Прохановым вы сказали: «Империи были, они сыграли свою роль, несомненно, но все они закончились». Уверены ли вы так в этом сейчас? Имперские амбиции чётко ощущаются и со стороны власти, и со стороны общества.

– Эти амбиции ощущались и тогда, когда мы беседовали с Александром Андреевичем. Проханов и сам большой по­клонник идеи имперской России. Но все эти амбиции – не более чем фантомные боли. Руку ампутировали, а временами она как будто болит. Осознанные и неосознанные страдания по поводу утраты империи обостряет ещё и то, что на протяжении последних 25 лет западные страны открыто говорят россиянам: «Никакие вы больше не великие. Вы второй, а то и пятый сорт. Ваше время закончилось». А люди-то продолжают считать себя частью великой страны, и, когда им дают понять, что, возможно, они заблуждаются, чувство утраты, потери сильно обостряется.

Крах любой империи – это всегда болезненно, тяжело. России пришлось особенно сложно ещё и в том плане, что её империя не была разделена морями, океанами. Она срослась на огромном, но цельном пространст­ве. А после эти географические швы лопнули. И ситуация с Украиной тут особо показательна. Россия все эти годы продолжала и продолжает рассматривать Украину как младшего брата. Всё-таки единоверцы, язык схожий, многочисленные родственные связи. Но никакой империи уже быть не может… Понимание этого придёт только со временем.

– Знаю немало людей, которые в ответ на санкции и лишения говорят: «Ничего, потерпим! Проживём на картошке! Мы им всем покажем!» Это как?!

– Тут другое… Если человек искренне считает, что его несправедливо наказывают, он готов терпеть. А у многих россиян сегодня есть ощущение, что Запад относится к России несправедливо. И это ощущение не лишено оснований. Запад ведёт политику двойных стандартов, что нечестно. И в этой ситуации русский человек, естественно, говорит: «Ах так, ну ничего – вытерпим. Правда за нами – мы не виноваты!» Конечно, когда Запад всячески хочет унизить Россию, показать ей, что её место в ряду третьесортных стран, народ реагирует соответствующе.

Маятник истории

– Хотелось бы задать вам наивный, почти детский вопрос: что кардинально изменилось в стране за последние 5-10 лет?

– За 5 лет особенно ничего не изменилось. Возникла ситуация с Украиной, обострилось противостояние с Западом. Хотя отношения с зарубежными коллегами начали портиться ещё после речи Путина в Мюнхене в 2007 г. А вот 10 лет назад всё-таки не было такого противостояния с Западом, не было такого раскола общества, как сегодня, пусть оно и расколото на очень неравные части. 10 лет назад никому бы в голову не пришло говорить о какой-то «пятой колонне». А сегодня об этом запросто говорят да ещё и пальцем показывают.

В некотором смысле сейчас произошёл возврат в советское состояние круговой обороны. У многих есть ощущение, что все нас ненавидят и только ждут удобного случая, чтобы напасть. Ситуация с Украиной тут сыграла первоочередную роль. Я вспоминаю Олимпиаду в Сочи – совсем недавно же это было! Вначале эти Игры подвергались очень жёсткой критике со стороны западных СМИ. Но, когда эта Олимпиада подходила к концу, отношение очень изменилось. Я тогда работал на очень крупном американском канале и лично наблюдал, как менялось отношение к происходящему в Сочи со стороны американских коллег. Они восхищались, радовались, удивлялись! А к концу Игр на Украине случился госпереворот. То есть это мы, россияне, называем это госпереворотом, причём говорим об этом с осуждением. И забываем, что советское общество тоже началось с переворота! И это до сих пор никого особо не смущает. Это наши внутренние двойные стандарты.

Но если сравнивать времена, то, на мой взгляд, нынешний период больше всего напоминает то, что было в стране 25-30 лет назад, – по общей тональности звучания общества, в отношениях к окружающему миру. И это неудивительно. Я неоднократно говорил: «Россия – по-прежнему советская страна». Россией управляют люди, которые родились и выросли в Советском Союзе. Так что нет ничего удивительного в том, что их реакция на происходящее в стране и в мире абсолютно советская.

– Вы, по сути, сравнили нынешнее время с годами, близкими к перестройке. Если учесть, что история развивается по спирали, стоит ли ждать некую нео­перестройку?

– Когда на публичных выступлениях или в интервью меня спрашивают о прогнозах, я обычно отвечаю так: «Когда я был молодым, у меня был хрустальный шар, который чётко показывал мне прошлое и будущее. Но я часто переезжал с места на место и шар этот потерял. Так что сейчас ничего сказать не могу». Но, возвращаясь к вашему вопросу, стоит вспомнить, что перестройка случилась совершенно неожиданно. Никто не ожидал таких радикальных изменений, как и того, что Советский Союз столь стремительно прекратит своё существование. Вспыхнет ли в ближайшее время новая перестройка, сказать сложно. Общество будет меняться – это несомненно. Но маятник истории – вещь неумолимая. Когда он достигнет своей крайней точки? Когда начнёт движение в обратную сторону? Не думаю, что это кто-то может сказать точно.

Источник: АиФ