2 февраля 2015 года в программе «Познер» — Сергей Шаргунов

С. ШАРГУНОВ: Очень коротко про Сербию. Все-таки когда были конфликты по линии “хорваты – боснийцы”, и, наконец, когда был Белград, все-таки почему-то именно этот европейский город решились бомбить. И был, и есть какой-то зуд по отношению именно к этой стране. Россия точно так же представляется то ли потенциальной угрозой, то ли сама идея сильной и самостоятельной России тревожит и пугает. Хотя совершенно очевидно, что у нынешней России нет никаких диких амбиций на завоевание Европы, и никакой угрозы от России не исходит. Да, есть стремление не подпускать НАТО вплотную к своим границам. Стремление вполне понятное и естественное.

В. ПОЗНЕР: То есть, если я вас правильно понимаю, то вы все-таки считаете, что в этом отношении, о котором я говорю, по сути дела, не Россия виновата? По сути дела, эти предрассудки, или я не знаю, как их назвать еще, по отношению к России, они были, есть и будут вне зависимости ни от чего?

С. ШАРГУНОВ: Я убежден в том, что главный недруг находится не за рубежом, главный недруг – внутри нас. Это коррупция, это безответственность и беспардонность элит, это их бесконтрольность, это нищета людей, это огромное количество олигархов. Поэтому я думаю, что, прежде всего нам нужно заботиться о том, как развивать собственную страну. А что касается отношений с Западом – это очень сложная тема, потому что во многом мы – европейцы, и есть те безусловные ценности, которые нам крайне важны, как я считаю. Это и политическая состязательность, и прозрачная судебная система, и элементарные права человека, хотя это словосочетание стало таким замыленным.

В. ПОЗНЕР: Возвращаюсь все-таки к этим законам. В июле 2013 года вы дали интервью, в котором, говоря как раз о подобных законах, вы сказали весьма резко: “Власть хочет подать себя как поборница консервативного большинства и сказать, что все, кто не согласны, – это такие гламурные грешники. Рекламные кампании раскручиваются, и принимаются разного рода законы – в сущности, лицемерные, потому что принимают их тартюфы, которые всех пытаются учить морали и нравственности. И судьи кто? Какие-то проворовавшиеся козлы сидят в Думе и нажимают, как роботы, на кнопочки”. В общем, сказано с оттяжкой, я бы сказал. Но при таком отношении к власти почему вы в свое время хотели сами попасть в Государственную думу?

С. ШАРГУНОВ: Во-первых, про отношение к власти, отношение к государству как к таковому. Это такая как бы реплика из народа, и последняя фраза “ух, эти козлы!” – это как бы цитата голоса со стороны. То есть я считаю, что власть, конечно, должна меняться, и двоемыслие, двойные стандарты, лицемерие – это все очень сильно отталкивает людей от нее. Что не отрицает того, что действительно у нас есть консервативное большинство, и, к сожалению, движение идет по встречке. То есть те, кто называют себя либералами или самопровозглашенными либералами, зачастую подыгрывают власти и занимают сторону какой-то очень маленькой тусовочной группы, довольно тоталитарной и ожесточенной. Так же произошло с ситуацией вокруг Крыма. И после Крыма мое отношение к государству – России – в значительной степени изменилось. Потому что мне показалось, что от постмодернизма, от симулякров, от всех этих побрякушек власть все-таки сделала шаг в сторону реализма. Очень рискованный, но и очень серьезный шаг.
А если говорить обо мне самом, понимаете, это было десять лет назад, мне было 24 года, я с друзьями-литераторами придумал сколотить движение под названием “Ура!” – так называлась моя книжка. Там были литературные вечера, там были уличные акции против несправедливости разного рода. И потом случилось так, что мне предложили участвовать в выборах в Государственную думу. Вы про это, да?



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *