22 декабря 2014 года в программе «Познер» — Игорь Артемьев

В. ПОЗНЕР: Я остановлю вас только на одну секунду, с тем, чтобы вы коротко, но понятно объяснили зрителям, что такое естественные монополии. Потому что люди не понимают, что это.

И. АРТЕМЬЕВ: Естественные монополии – это электричество, газ, вода. Там, где есть труба, прежде всего. Там, где никакого экономического смысла нет строить альтернативу и создавать конкурента. Начнем строить параллельную, например, систему подачи электричества в один и тот же дом – это же безумие. Или воды. Поэтому остается одна труба воды. И тут они начинают хулиганить. Поэтому она естественная, поскольку второй нет. И я уверяю вас, что из тех компаний малого бизнеса, на которые ссылается уважаемый гражданин, эти все товарищи, которых я выгнал из-за развала работы, это естественные монополии, прежде всего, и некоторое количество людей и компаний, которые действительно, может быть, попали туда случайно. Но это единицы.
Теперь вы сказали: вы никого не берете из топ-сотни. Слушайте, из топ-сотни, по-моему, все уже были нашими клиентами. Дела против «Газпрома», против «Роснефти», только что возбужденные и вообще на протяжении этих 10 лет, да все топ-менеджеры у нас побывали «на ковре» и все получили, соответственно, либо обвинительные, либо оправдательные приговоры, и потом мы с ними судились. Да ни одной нет, мы им снимся уже… Другое дело, что 85% заявителей к нам – это компании малого бизнеса, которые приходят за тем, чтобы защитить свои интересы. И граждане, видимо, перепутали… Потому что защищаем мы как раз малый бизнес – 85%. И все абсолютно крупные компании были у нас, и были осуждены, и заплатили огромные штрафы. Мы, кстати, по сбору штрафов не можем, конечно, с налоговой или с судебными приставами равняться по понятным причинам, но, вообще говоря, мы один из крупнейших сборщиков налогов через штрафы. У нас же гигантские штрафы – от 1 до 15% годового оборота компаний.

В. ПОЗНЕР: Об этом мы поговорим – насчет от 1 до 15%. Это тема, которая меня интересует. Тем более, что она касается теперь многих или может коснуться всех. Но прежде, я думаю, мы посмотрим рекламу, и потом уже продолжим эту тему.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

В. ПОЗНЕР: Игорь Юрьевич, я хотел бы вам предложить хотя бы коротко поговорить о другой госмонополии. Наверняка это будет неожиданно для вас, потому что она к деньгам не имеет никакого отношения, хотя и предлагает товар. Я имею в виду средства массовой информации. В прошлом году на съезде Союза журналистов Российской Федерации председатель союза Всеволод Богданов отметил в своем докладе, что до 80% средств массовой информации находятся прямо или косвенно в зависимости от органов государственной власти. Некоторые эксперты даже говорят: до 90%. Поэтому основной товар или самый важный товар, который они предлагают, – информация, в общем, совершенно одинакова. Так вот, это тоже монополия, другого пускай сорта. Я не знаю, поступали ли к вам какие-либо на этот счет жалобы от трудящихся. Но вообще вы об этом никогда не думали, что тут тоже ведь вопрос монопольный и вопрос небезразличный?

И. АРТЕМЬЕВ: Я с вами согласен. Я думаю, что, будучи гражданином России, нельзя об этом не думать. Потому что если не будет частных и свободных СМИ, у нас не будет ни здоровой экономики, ни политики никогда. Это одна из фундаментальных свобод, которую ничем заменить нельзя. И потом, вы знаете, наверное, что мои товарищи «яблочники» уже много-много лет на эту тему говорят, а я в этом смысле один из них. И то, что я говорил 20 лет назад, могу повторить и сейчас. К сожалению, — или не знаю, к счастью ли, но, наверное, к сожалению, — ФАС занимается экономической конкуренцией, мы не занимаемся политической конкуренцией. Конечно, экономический орган правительства и не может другим заниматься. Но мысли мои как были, так и остались: СМИ должны быть независимы, СМИ должны, безусловно, быть очень разнообразны, и должна быть очень диверсифицированной политика в этом смысле. Третий сектор должен иметь свои СМИ, то есть некоммерческие организации. Должны быть профессиональные, профсоюзные СМИ. И они, конечно, не должны быть под пятой у государства. В противном случае мы будем все время крутиться, крутиться и крутиться в одном и том же мире.

При этом то, что касается борьбы с экстремизмом и всем остальным, с национализмом каким бы то ни было, здесь должна быть стопроцентная жесткость и даже жестокость. Но, кстати, в экономике тоже засилье государства – госбанки, госпредприятия и так далее – это же основа неэффективности. ЖКХ, состоящее из государственного сектора практически полностью, и в результате что мы там имеем? Самую неэффективную экономику. У нас есть рецепты и ключики, может быть, не в рамках этой передачи, которые мы могли бы предложить, чтобы это изменить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.