22 декабря 2014 года в программе «Познер» — Игорь Артемьев

И. АРТЕМЬЕВ: Бывает, Владимир Владимирович. Это бывает во всех странах. Например, для нас таким индикатором являются, поскольку рынок мировой, биржевые торги в городе Роттердаме. И так называемый принцип обратного отсчета влияет на нас. Но только есть три фактора, а не один. И мы, кстати говоря, доказали в 2009-м, 2008-м и 2010-м годах, когда были предъявлены большие штрафы, и заставили цену довести до упавших котировок. Но тогда рубль был постоянным. Дело все в том, что если ослабевает рубль, цена растет. И третье – если вы вводите акцизы, что сделало три раза правительство для строительства дорог, то в этом случае они перекладываются в цены. Иными словами, цена сейчас должна была быть, если бы не акцизы и не упавший рубль, 22 рубля.

В. ПОЗНЕР: Знаете, что меня поражает? Вы сейчас это говорите, и это звучит абсолютно понятно, по крайней мере, для меня. Но ведь для подавляющего большинства населения никто ничего не объясняет. Значит, уважаемые друзья, для того, чтобы дороги у нас были более-менее нормальными, — и следите за дорогами, кстати, чтобы увидеть, есть результат или нет, — мы поднимаем акцизы там-то, там-то. Поэтому бензин будет стоить дороже. Имейте это в виду. То есть как-то с уважением относиться к собственному населению, а не то, что они сталкиваются, возмущаются, более того, считают, что это какие-то злобные капиталисты воруют у них деньги, а выясняется, что совсем не так. Почему такое отношение?

И. АРТЕМЬЕВ: Вы знаете, Владимир Владимирович, действительно хотелось бы слышать поменьше вранья и чтобы было побольше прозрачности. Я ведь тоже, когда слышу, как некоторые уважаемые коллеги говорят: «А что, уважаемые граждане, вы живете в рублевой зоне, чего вам доллар-то или евро? Какое это к вам имеет отношение?»… Причем люди говорят, понимая на самом деле, что они в этот момент не правы. И отсюда возникает такая реакция.

В. ПОЗНЕР: Они зачем это делают?

И. АРТЕМЬЕВ: Честно говоря, я плохо понимаю. В любых вопросах лучше всегда говорить так, как есть, и говорить правду, потому что не будет завышенных ожиданий и не будет потом этого ужасного, агрессивного отката на то, что ты сделал или делало правительство и так далее.

В. ПОЗНЕР: Конечно.

И. АРТЕМЬЕВ: Вы знаете, я этому сильно удивляюсь, потому что любой ответ в данном случае абсолютно мотивирован и понятен. Например, в вопросе цен – в каждом конкретном случае нужно разбираться. Это действительно так. Но, тем не менее, ответы именно как для рыночной экономики, они существуют. Более того, они были бы общепризнанными во всем мире, потому что во всем мире при таких случаях возникают абсолютно такие же варианты. Мне трудно сказать, почему.

В. ПОЗНЕР: Когда-то, это было 10 лет назад, газета «Financial Times», которая считается все-таки одной из ведущих мировых газет в области бизнеса, экономики, вышла с таким заголовком: «Путин ходит на цыпочках вокруг государственных монополий». Я не берусь сказать, ходит ли Путин на цыпочках вокруг государственных монополий или не ходит. Но такое впечатление складывается, когда читаешь разные вещи, что ФАС все-таки осторожничает в отношении этих крупных монополий. Еще в той программе вы сказали мне так: «Сегодня для нас священных коров нет». Но вот некоторые цифры: 65% монополистов в составляемом ФАС реестре – это представители среднего и малого бизнеса. 65%! В 2013 году только 11% судебных дел по ключевым антимонопольным статьям касались компаний из первой сотни по годовому обороту. А почти 40% дел, по решениям ФАС – против малого и среднего бизнеса. Эти данные я нашел у члена экспертного совета при правительстве, он же старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы Вадим Новиков. Вот и получается или складывается впечатление, что священные коровы все-таки есть. Куда легче припечатать малый или средний… Вы же сами сказали: «Пока этих нефтяных гигантов мы сумели… три года мы потели», — и так далее. А здесь… И вроде бы цифры хорошие, получается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.