Главная » Познер » 22 декабря 2014 года в программе «Познер» – Игорь Артемьев

22 декабря 2014 года в программе «Познер» – Игорь Артемьев

Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев отвечает на вопросы Владимира Познера.

Если бы не повышение акцизов и не падение рубля, цена на бензин составляла бы 22 рубля, заявил в эфире программы “Познер” руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев.

Аудиозапись программы:

Признав зависимость цен на бензин в нефтедобывающей стране от цен на нефть, он напомнил, что мировые цены на нефть – не единственных фактор формирования внутренних цен не нефтепродукты. “Надо вспомнить, что правительство в последнее время трижды повышало акцизы на бензин, и все это перекладывается на цены, – пояснил глава ФАС. – И сейчас 60 процентов стоимости бензина – это налоги, которые идут на строительство дорог”.

По мнению Игоря Артемьева, составляющая роста цен на бензин, связанная с нарушениями антимонопольного законодательства, невелика. “Конечно, плохие дяди пытаются нагреть руки, как только могут, но после того, как они были наказаны гигантскими 20-миллиардными штрафами, после того как высший арбитражный суд закрепил правило “сделал так – получи штраф в 20 миллиардов”, они туда не лезут, – заметил он. – И сейчас повышение цен на бензин, прежде всего, связано с падением рубля и повышением государственных акцизов”.

Что же касается продуктов питания и, в частности, гречки, то, по словам Игоря Артемьева, ситуация совершенно иная. “Эта тема – наша, потому что гречка, в основном, производится в Республике Алтай, и там существует монополия – несколько предприятий, – отметил он. – И год, и два назад мы возбуждали дела и накладывали миллионные штрафы, которые привели в чувство людей, которые хотели на этом поживиться, и сейчас мы этим заняты, и я надеюсь, что нам удастся сбить эту волну”. По мнению главы ФАС, “с гречкой все будет хорошо по той простой причине, что урожай в этом году очень хороший”.

Игорь Артемьев также пояснил свою позицию по поводу возвращения в ларьки торговли табаком и алкоголем. “Я не ставлю под сомнение борьбу с пьянством и табакокурением, это безусловные приоритеты, – сказал он. – Но нельзя было бездумно принимать решение, не посчитав, можно ли без алкоголя и табака вбелую платить налоги и выживать хотя бы с копейкой прибыли, и закрыв в результате 600 тысяч компаний малого бизнеса в сфере торговли”.

Говоря о запрете на ввоз в Россию некоторых продуктов из-за рубежа, глава ФАС назвал это решение правильным, несмотря на то, что оно ограничивает конкуренцию. “Мы достигли определенных успехов в области сельского хозяйства, но все равно имеем дефицит по мясу и молоку, – отметил он. – И мы будем с этим дефицитом ходить всю жизнь, если не переориентировать часть средств в эти отрасли”.

“Нам, чтобы что-то построить, нужна Олимпиада и Чемпионат мира по футболу, если мы не поставим цель и не треснем себя по затылку, мы еще 20 лет будем расплываться и ковырять в носу, – считает Игорь Артемьев. – И в этом смысле антисанкции потребуют значительного рывка в области сельского хозяйства и производства лекарств, и это, безусловно, хорошо”.

Текстовая версия программы:
ВЛАДИМИР ПОЗНЕР: В эфире – программа “Познер”. Гость программы – глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. Здравствуйте, Игорь Юрьевич.

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ, руководитель Федеральной антимонопольной службы: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В. ПОЗНЕР: Я помню, вы у нас были четыре года тому назад, по-моему, в октябре 2010 года. И в ответ на мои слова, что у вас аббревиатура такая своеобразная – ФАС, и что его можно воспринимать по-разному, вы ответили так: “Это хорошее название. Оно утверждено правительством. А наш сайт называется фас-гав-ру (fas.gov.ru). А если взять и электронный адрес, вообще получится фас-собака-фас-гав-ру (fas@fas.gov.ru)”.

И. АРТЕМЬЕВ: Правда.

В. ПОЗНЕР: Действительно так. Но теперь, когда Президент Путин потребовал принять меры в связи с “необоснованным ростом цен”, название это начинает звучать, может быть, даже в некоторой степени как ВЧК. Причем параллель неслучайна: ведь ВЧК боролась, в частности, и со спекуляцией. Вообще такое сравнение вам льстит?

И. АРТЕМЬЕВ: Не очень. Мы же не бюро цен, мы на самом деле работаем только с возможными злоупотреблениями и монополиями.

В. ПОЗНЕР: Но карательный орган все-таки.

И. АРТЕМЬЕВ: Мы больше предупредительный орган, потому что мы прежде, чем кусаем, вначале предупреждаем, то есть посылаем бумагу, которая называется “Предупреждение”. А в данном конкретном случае, конечно, спасибо Президенту за то, что он выразил беспокойство, он нам таким образом помогает. Потому что сдвинуть эту огромную массу нашей нефтеперерабатывающей промышленности у нас действительно не всегда хватает сил. Три года назад нам для того, чтобы оштрафовать на 20 млрд рублей, понадобилось три года судов и 118 возбужденных дел. Сейчас, в принципе, мы в октябре возбудили первое дело, цены действительно падают. А основная причина, почему они не падают так сильно, как нам бы хотелось, связана с очень понятной темой для всех россиян: рубль-то у нас упал относительно доллара. Вот с этим связано.

В. ПОЗНЕР: Так или иначе, за несколько месяцев цены на продукты взлетели почти вдвое. Причем речь идет не о деликатесах каких-то там – фуа-гра и прочих, которые стали темой некоторых высказываний, – а об обыкновенных ходовых товарах – крупе, гречке, яйцах, молоке, мясе. И четыре года тому назад (опять я вспоминаю эту программу) я вам сказал: “Многие вопросы от наших зрителей касаются двух вещей – цен на бензин и цен на гречку”. Это прямо цитата такая была. И если бы сегодня мы предложили зрителям задавать вопросы, то, наверное, эти два вопроса были бы среди самых часто задаваемых. Я не помню, что вы тогда ответили. А что бы вы ответили им сейчас? Почему гречка, бензин? В чем дело? Что происходит?