Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » Владимир Познер об Украине и русском счастье
Владимир Познер об Украине и русском счастье

Владимир Познер об Украине и русском счастье

Вопрос: С большим интересом прочел книгу «Прощание с иллюзиями». Очевидно, эта книга была издана уже достаточно давно, году в 91-м, если не ошибаюсь.

В. Познер: В Америке – да.

Продолжение вопроса: Поэтому послесловие к русскому изданию было таким, что вы поделились своими мыслями о текущей ситуации. Если бы эта книга издавалась сегодня, что бы вы написали?

В. Познер: Вы, видимо, невнимательно читали книгу. Там же по ходу всей книги помимо предисловия есть куски, которые идут другим шрифтом. Это то, что я пишу сегодня. Если бы я вообще заново писал книгу – кто знает… Знаете, я не сделаю никакого открытия, но когда человек садится писать книгу, он не знает, что у него получится. Ему кажется, что он знает. Но это так не бывает. Это потом «оживает» и тебя тащит куда-то. Поэтому я совершенно не могу вам сказать. Я бы не хотел… это мучительно очень.

Вопрос: Самый болезненный вопрос, который сейчас у нас присутствует, – это события на Украине. Что вы о них думаете?

В. Познер: Я думаю, что тут, конечно, трагедия, прежде всего для украинцев, не для нас. Думаю, что это страна без будущего, думаю, что она будет разделена, думаю, что в этом виноваты прежде всего, конечно, сами украинские лидеры, но не они одни. Абсолютно убежден, что вину за это несут прежде всего Соединенные Штаты и мы и затем уже в какой-то степени Европа. Тут очень на самом деле простая вещь, и когда я об этом говорю, я всегда привожу пример 62-го года – Кубы, Советского Союза, когда эти две независимые страны договорились, что Советский Союз разместит свои ракеты там у них. Это ответ, между прочим, на то, что американцы разместили ракеты в Турции. И мы стали, – конечно, не объявили об этом, но были подписаны соответствующие договоренности. Когда Соединенные Штаты узнали об этом, обнаружили – они заявили: нет, этого не будет, мы потопим ваши корабли, если надо, мы начнем войну, потому что мы видим в этом угрозу нашей безопасности. И поэтому не важно, международное право или не право – нас не интересует. Мы говорим вам НЕТ. Мы и не стали идти дальше, но, правда, они убрали свои ракеты из Турции – тихо. Они не сказали об этом публично, потому что в Америке был страшный шум. Теперь смотрите: правильно или неправильно, но Россия считает, что появление НАТО на южной границе – это угроза. В России считают, что появление американского или какого-то там флота в Севастополе вместо Российского Черноморского флота – это угроза. Не допустят этого – нравится или не нравится, международное право или не международное право: не будет этого. Не бу-дет! Все. Вот имейте это в виду. К сожалению, как вы сказали, начали играть в какую-то защиту русскоязычных – полная ерунда. Всем ясно, что будет. Ясно – мы так поступим. Вот, захват власти… – тебе-то какое дело? Да, на Украине был переворот, и что? Это же украинцы сделали (с некоторой помощью, положим). Но нам-то что? Это у них был переворот, не у нас. Нам не нравится? – Что делать, не нравится. А суть вопроса совсем в другом! И конечно же, Соединенные Штаты в первую голову (причем, знаете, если я критикую Соединенные Штаты – это все равно что еврей критикует еврея. Я очень люблю эту страну, поэтому вы должны понять, что я не отношусь к этим, которые называются государственники, патриоты и прочее), но им сильно не нравится Путин и они хотят от него избавиться, это совершенно очевидно… Они хотят другого. В следующий раз, может быть, я принесу вам некоторые обложки американских журналов, я их специально взял. Если бы мы такие обложки выпускали для своих журналов, то диссиденты бы сразу: вот, это безобразие, это советское, сталинское что-то. Вот такой крупный портрет, темные очки, в очках бомбы взрываются и текстовочка: «Публичный враг номер один Запада». Вот так Обаму, например. В «Огоньке». Что это? Или вот: красная обложка, журнал Time, идет Путин и отбрасывает тень в виде малайзийского самолета. Все сказано. Это же демонизация самая настоящая. И к журналистике не имеет никакого отношения. Вот это происходит. К сожалению, мы не очень умеем на это отвечать: дурак – сам дурак. А что будет – будет то, что я сказал: будет расчлененная Украина, никакого НАТО там не будет. Крым мы забрали. Правильно, неправильно – это ни при чем. Забрали, потому что забрали. Не нравится – пишите письма. Санкции? – хорошо, переживем, еще и не то переживали. Конечно, звучит не очень прилично. Но дальше возникает такой разговор: интересно, а как Крым оказался у Украины? Аааа, Никита Сергеевич Хрущев подарил. А он имел право дарить? Он кто такой, чтобы дарить кусок страны другой стране или другой республике? Он что, имел на это право? Президиум Верховного Совета СССР должен был за это проголосовать, но когда он голосовал, не было кворума. Об этом никто не говорит, это меня просто поражает. То есть это все незаконно – изначально. Тогда почему это Украина? Какая же это Украина? Это был просто вандалистский шаг господина – извините, товарища Хрущева. Опять же: «Крым наш!» – что это, национальная идея, что ли? Это быстро пройдет, конечно. Но то, что большинство крымчан, конечно, хотели жить в России, – это понятно. И конечно, этот референдум не был подставным, как некоторые люди говорили. Но ситуация плохая, и она будет долго плохой. Это не пройдет так быстро. Думаю, что минимум – хорошо, если три года. Скорее всего, больше.

Вопрос: Вот название фильма – «Еврейское счастье». А русское счастье, российское – оно есть?