1 декабря в программе “Познер” – Александр Аузан

В. ПОЗНЕР: Но он же в Принстоне, черт возьми!

А. АУЗАН: Он работает с нами. Он сюда прилетает, он находится в непрерывной электронной связи. Профессор Майкл Алексеев – кстати говоря, сын Людмилы Михайловны Алексеевой – приезжал и читал два курса здесь, у нас, на экономическом факультете. Галина Хейл, которую знали как Галю Борисову, прилетала из Сан-Франциско и читала курсы. И сказала, между прочим, по опыту Гарварда, Беркли, где училась, где преподавала, что наши бакалавры и магистры превосходят или, по крайней мере, не хуже тех, которые учатся в ведущих американских университетах. Владимир Владимирович, проблема не в том, что люди уезжают, а в том, что они перестают работать со страной.

В. ПОЗНЕР: Я понял вас.

А. АУЗАН: Если они продолжают работать со страной, он может жить и там, где… Откровенно говоря, ведь существуют два варианта, как решить вот эту великую проблему. Нужно либо сделать страну настолько привлекательной и комфортной, чтобы отсюда не утекали мозги…

В. ПОЗНЕР: Чтобы хотелось оставаться.

А. АУЗАН: Да. Но это похоже на научно-фантастический вариант, потому что можно это сделать? Можно. Но думаю, что на это уйдет, как минимум, 10 – 20 лет. Либо…

В. ПОЗНЕР: Либо вы огромный оптимист. 10 – 20 лет – это я не…

А. АУЗАН: Видимо.

В. ПОЗНЕР: Времени у нас совсем мало, и я не могу не спросить вас об общественном договоре, который в начале, если говорить о 2000-х годах… Значит, общественный договор был такой, власть предлагала такой вариант: порядок в обмен на налоги. До ЮКОСа. И когда там все начало меняться, тогда предложили несколько другое – стабильность в обмен на лояльность. Да? Вроде тоже приняли, вроде бы тоже это неплохо работало. Потом уже кризис экономический 2008 года – социальные гарантии в обмен на лояльность. Электоральные проблемы 2011 – 2012 года – тогда общественный договор такой: готовность к самоограничению. Нет?

А. АУЗАН: Это не совсем так. До этого вы очень точно, на мой взгляд, излагали. Но смотрите, что произошло дальше. Во время кризиса 2008 – 2009 года, собственно, исчезли те деньги, на которые можно было непрерывно повышать благосостояние.

В. ПОЗНЕР: Да, да. И хочу вам напомнить, что сегодня уже, по-моему, курс валют таков, что 53 – доллар и 66 – евро. То есть это вообще что-то из области научной или ненаучной фантастики.

А. АУЗАН: Да. Курс сейчас будет сильно колебаться, поэтому тут нужно не паниковать.

В. ПОЗНЕР: Какой сейчас договор должен быть? И вообще народ готов признать какой-то договор?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *