24 ноября в программе «Познер» — Евгений Сатановский

В. ПОЗНЕР: То есть вы хотите сказать, что приход к власти Гитлера — это есть результат демократии, да? Вы так считаете?

Е. САТАНОВСКИЙ: Да. Это результат того, что в Германии не стало кайзера, в том числе. С моей точки зрения, да.

В. ПОЗНЕР: Своеобразная точка зрения. Ну, что ж… Вы знаете, это программа, в которой я задаю вопросы. Я бы, конечно, спорил, но это не дебаты…

Е. САТАНОВСКИЙ: А посмотрите на всю Европу. Вот у вас ушла отвратительная, мерзкая, романовская империя. Российская империя была точно плоха.

В. ПОЗНЕР: Она не ушла, ее ушли.

Е. САТАНОВСКИЙ: Она ушла, ее свергли. Ну, ее ушли. И результат этого… мой прадедушка, который сидел тогда в своем Екатеринославе, искренне ожидал, что будет хорошо. Ну, вот городовые пьющие, берущие взятки…

В. ПОЗНЕР: И мой прадедушка тоже так думал, да.

Е. САТАНОВСКИЙ: …Черт знает что, погромы… А потом пошла Гражданская война, а потом пошел террор, а потом пошел Большой террор, а потом пошло все…

В. ПОЗНЕР: Да. И никакого отношения к демократии это не имело.

Е. САТАНОВСКИЙ: Я вот смотрю на Австро-Венгрию и на то, что после нее. На Оттоманскую Порту и на то, что после нее — с резней, кстати говоря, жуткой, с геноцидом армян. Даже никто и внимания не обратил, слово-то «геноцид» на евреях только возникло.

В. ПОЗНЕР: Нет, нет. И про армян возникло. И турки страшно обижаются, когда говорят им, что это был геноцид.

Е. САТАНОВСКИЙ: Сегодня, да. Но это словечко придумали уже под евреев во Вторую мировую войну, а на армян не обращали внимания абсолютно, в том числе великие державы. Ну, режут и режут — восточные люди… В этой ситуации я могу сделать только один вывод: когда я смотрю на монархию в Камбодже и на Кампучию Пол Пота и Хенг Самрина, когда я смотрю на плохие чертовы эти режимы, которые были монархическими, они были несправедливые, воровство, все замечательно, и смотрю вдруг на то, что приходит потом… Мао пришел — замечательно? Ну, наверное. Мао и Сталин — братья навек. А культурная революция — это только вершочки того, что там было. И я делаю такой вывод. Уж как могу…

В. ПОЗНЕР: Какой вы делаете вывод?

Е. САТАНОВСКИЙ: Я делаю простой вывод о том, что традиционные формы власти… Я не монархист, отнюдь, не могу себя заставить им быть. Но я не могу аплодировать демократии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.