17 ноября в программе «Познер» – Авдотья Смирнова

В. ПОЗНЕР: Я не знаю, можно ли увязать эту нелюбовь к Чубайсу с ностальгией по советскому прошлому, но в существовании этой ностальгии не приходится сомневаться сегодня, причем часто со стороны людей, которые и не жили даже в это время, но знают, что это было замечательное время, по крайней мере намного лучше, чем сегодняшнее. Вы предложили определенный способ борьбы с этой ностальгией. Это было, правда, давно, я вам сейчас скажу, когда. Причем в этой борьбе вы используете телевидение, что меня не удивляет. И вы говорите: “Я глубоко убеждена, что вылечить ностальгию по Советскому Союзу можно очень просто: достаточно, чтобы два наших главных канала – Первый и “Россия” – буквально на два дня точно воспроизвели телевизионную программу какого-нибудь 78-го года, чтобы были и “Сельский час”, и программа “Время”, и чтобы в половине одиннадцатого все заканчивалось, появлялась сетка. И чтобы не было ни сериалов, ни “Фабрик звезд”, ни “Аншлагов” – ничего. Два дня – ностальгию как рукой снимет”. Правда, это было в 2008 году. Прошло 6 лет…

А. СМИРНОВА: Это было еще раньше. На самом деле я говорила это раньше, я сейчас так не думаю.

В. ПОЗНЕР: Не думаете. А что вы думаете сейчас? Ностальгия ведь есть.

А. СМИРНОВА: Да, безусловно, ностальгия есть, но я стала сложнее об этом думать. На самом в том, что я тогда говорила, есть определенное социальное высокомерие, которое мне сейчас противно в самой себе. Потому что в самой этой конструкции предполагается, что все чувства народные управляются телевизором. Это не так. И на самом деле я думаю, что как-то мы все недооценили то, что русскому человеку унизительно, когда его поучают, когда ему говорят: “Постой в сторонке, тебя тут не спрашивают”. Что на самом деле ностальгия по условному величию Советского Союза – это вообще-то ностальгия по миссии. И в ней ничего предосудительного нет. Да, мы – народ-миссионер. Таких народов не так много. Американцы такие же, Америка – страна миссии. И Россия – страна миссии. И ей без миссии жить тошно. Поэтому на самом деле это – ностальгия по миссии. Поэтому в ней участвуют люди, которые не застали Советский Союз. Ведь Советский Союз, который я искренне и горячо ненавижу, Владимир Владимирович, и я этого никогда не скрывала, и я не полюбила его, но Советский Союз был все равно… Весь этот ужас был нанизан на идею, и это идея, которая питала не только русских, которая питала массу стран, народов. И в странах совершенно другого уклада целую часть… я не знаю, где-то это были интеллектуалы, где-то это было студенчество, а где-то это были вообще-то широкие массы народные. Латинская Америка…



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *