17 ноября в программе «Познер» – Авдотья Смирнова

А. СМИРНОВА: Во-первых, отец слово “менять” употребил в другом смысле – в смысле сменить. “Я думаю, что надо сменить страну, а придется сменить планету”. Во-первых, да, я, конечно, разделяю. Потому что на самом деле, конечно, существует национальный характер, это, безусловно, так, но базово мы все-таки принадлежим к одному биологическому виду, и у нас одни и те же реакции. Мало того, количество глупых и умных, оно, в общем, примерно одинаково в любой точке планеты. Пытаться изменить… Вот фонд “Выход”, который я возглавляю, – это фонд помощи аутизму, – пытается изменить ситуацию с людьми с расстройствами аутистического спектра в нашей с вами стране – в России. И это все очень медленно, сложно происходит. И до настоящих результатов нам еще жить и жить. Но это моя попытка. То есть, что значит моя? Это все звучит как-то высокомерно. Этим занимаются на самом деле мои подруги и коллеги.

В. ПОЗНЕР: Но вы этим занимаетесь.

А. СМИРНОВА: Да, но я этим занимаюсь как пташка легкомысленная, а Женя Мишина или Ира Меглинская там впахивают.

В. ПОЗНЕР: Хорошо, мы с вами поговорим на этот счет более подробно, меня эта очень тема волнует. Я просто вспоминал, пока вы рассуждали, о том, что, скажем, в Западной Европе великая литература появилась довольно рано, а у нас – довольно поздно. То есть в XIX веке – величайшая литература, в XVIII – по существу, почти ничего нет, кое-что. А там уже был Шекспир, там уже был Данте, там уже были… То есть трудно объяснить, почему это: татарское ли иго или еще что-то, что задержало развитие России.

А. СМИРНОВА: Я считаю, что Орда. Вы знаете, я занималась штудиями вокруг “Слова о полку Игореве” и обнаружила совершенно для себя неожиданные вещи. То есть понятно, что нормальному образованному человеку они известны, но мне не были известны, у меня огромное количество лакун в образовании. Что на самом деле эта Русь князей – это абсолютно европейское нормальное Средневековье. То есть дружины – это совершенно классическое рыцарство. Многие из этих князей знали по нескольку иностранных языков. Брат Ярославны, князь Владимир Галицкий, вообще-то говорил на шести языках и на четырех из них слагал стихи. Все было не так, это было совершенно нормально. Мало того…



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *