10 ноября в программе «Познер» — Оливер Стоун

В. ПОЗНЕР: Вы когда-нибудь слышали имя Анабеллы Бюкар? Это была американка, которая родилась в Пенсильвании и по окончании университета стала работать в Госдепе, потом ее прислали в посольство США здесь, сразу после войны, в Москве. Она влюбилась в русского, вышла замуж и написала книгу, которая называется “Правда об американских дипломатах”. Очень злобная книга, надо сказать. Много лет она работала на московском радио на США, то есть, в пропаганде. Много-много лет прошло, и в конце концов, когда все это изменилось, она сумела поехать в США. И надо сказать, что ее там никто не тронул. И я хочу вас спросить: как вы думаете, а это же может быть, например, со Сноуденом?

О. СТОУН: Я бы хотел, чтобы он вернулся домой. Было бы хорошо, если бы он смог предстать перед судом, но в настоящем публичном процессе, а не в суде по обвинению в шпионаже, где нет возможности защитить себя, где улики против тебя удерживаются в секрете. Это не суд. Было бы прекрасно устроить процесс по поводу подобной разведывательной деятельности властей США. Было бы прекрасно. Я бы с радостью понаблюдал. И я думаю, Эд согласился бы на это на таких условиях. Но этого не будет, правды не добьешься. Тебя посадят, или ты исчезнешь. Тебе практически нельзя говорить в суде, а судья подобен персонажам тайных судилищ, которые проходили в России в 30-х годах.

В. ПОЗНЕР: Кстати, о России. Вы знаете, что в Советском Союзе гражданского неповиновения не терпели вообще, людей расстреливали и в ГУЛаг посылали.

О. СТОУН: Это я понимаю. Но вы подумайте, было семь других подобных случаев осуждения по закону о шпионаже до Сноудена. Том Дрейк – яркий пример. Он был честным высокопоставленным сотрудником Агентства национальной безопасности, и он прошел буквально через ад. И ему ничего не смогли предъявить. И в итоге у него не нашли секретных документов АНБ, и они повысили уровень секретности документов после того, как нашли их у него дома. То есть задним числом присвоили им секретность и поймали его на этом. Его признали невиновным, за исключением одного небольшого нарушения – наличия компьютера дома.

В. ПОЗНЕР: А вы сами когда-нибудь совершали акт гражданского неповиновения?

О. СТОУН: Я думаю, мои фильмы и исторические сериалы – это мои действия с целью улучшить мою страну. Я люблю Америку, я вырос там. Моя мама – иммигрантка, приехавшая из Франции. Я хотел бы, чтобы Америка была как можно сильнее, в хорошем смысле. И защищаться – это правильно. Я пошел сражаться за мою страну, но я не считал, что Вьетнамская война – это правильная война. Это недопустимое поведение. Я был очень расстроен и разочарован. Так что я пытаюсь через свои фильмы и сериалы что-то исправить.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *