10 ноября в программе «Познер» — Оливер Стоун

О. СТОУН: И также говорят, что русские сражались против американцев. Но мы не будем смеяться над детишками. Изучение истории – ключевой момент для понимания того, что сейчас происходит в мире, для понимания себя. Поэтому я и занялся этим. Я никогда не изучал историю до этого. Я вернулся в школе кино. Но я вернулся к учебе в конце жизни, чтобы изучить историю.

В. ПОЗНЕР: Если бы вам сказали “Господин Стоун, скажите, что делать, чтобы сблизить Россию и Соединенные Штаты?”, что бы вы предложили?

О. СТОУН: Мы были союзниками.

В. ПОЗНЕР: Да, это правда, но это во время войны.

О. СТОУН: Мы ладили друг с другом. Мирное сосуществование – было такое словосочетание. Это просто. Мы не исконные враги друг другу. Нужна определенная степень безумия, чтобы бояться Россию, на чем я и многие люди моего поколения были воспитаны – что русские плохие. Но потом становишься старше, начинаешь бывать в России, встречаешь людей и понимаешь, как они мыслят, и понимаешь: мы – естественные союзники друг другу. Мы столько мировых проблем могли бы решить вместе! Так же, как и с Китаем. Конечно, есть конфликты, как говорил Рузвельт, но их можно решить.
Возвращаюсь к “холодной войне”. Сталин, по-моему, был очень интересным человеком. И до 47-го года, когда, конечно, “холодная война” усилилась, не было все так очевидно. Но в 46-м ее начали Трумэн и Черчилль.

В. ПОЗНЕР: О “железном занавесе”, да. В Фултоне, Миссури, да.

О. СТОУН: Да, речь в Фултоне. Провокаторами были британцы в Греции и в Турции. В Греции была тяжелая гражданская война, и это породило многие настроения “холодной войны”, потому что греки не хотели возвращения британцев, не хотели снова Британской империи. Помните, британцы хотели вернуть свои колонии, включая Индию. Но тогда можно было остановить “холодную войну”. А в 47-м году уже была “холодная война”. Задумайтесь, что произошло между августом 45-го и началом 46-го года.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *