10 ноября в программе «Познер» — Оливер Стоун

В. ПОЗНЕР: Любая попытка опередить другого – это страшно опасно.

О. СТОУН: Скажем так, если бы у русских не было ядерного оружия, как вы думаете, Америка так спокойно позволила бы России предоставить убежище Сноудену?

В. ПОЗНЕР: Не думаю.

О. СТОУН: Вот что удерживает от этого. Должно быть некое уважение к противнику. Хотя в этом случае, я думаю, это союзник. Я думаю, Россия и США могут быть союзниками, хорошими союзниками.

В. ПОЗНЕР: Да, но они не союзники. И ни в сериале, ни в книге вы особенно много не пишете о взаимоотношениях между двумя странами. Но все-таки кое-что пишете о “холодной войне”.

О. СТОУН: Знаете, у нас про это целая глава.

В. ПОЗНЕР: Вы пишете, что Соединенные Штаты, а не Советский Союз, виноваты в продолжении “холодной войны”. Но ведь на это можно возразить, что в конце Второй мировой войны Советский Союз занял страны Восточной Европы – Болгарию, Чехословакию, Румынию, Восточную Германию, Венгрию. И просто вынудил их, так сказать, взять к себе советский строй как бы, да? Они этого не просили. И поэтому именно Советский Союз виноват в “холодной войне”.

О. СТОУН: У нас про это целая глава. Это долгая дискуссия. Мы проследили все месяц за месяцем, начиная с атомных бомбардировок 45-го года. Нужно понимать намерения СССР после войны: они воспринимали себя союзниками, а Сталин ждал репарации. Рузвельт обещал ему 10 млрд. долларов из 20 млрд.: 10 млрд. – Великобритании, 10 – СССР. Это умерло с приходом Трумэна. В течение 12 дней в апреле 1945 года, вступив в должность, Трумэн оскорбил Маленкова. Он сказал: “Я всыпал ему. Вызвал к себе в кабинет и сказал одно, другое, третье. Соблюдайте свое обещание в Польше!”. Так не ведут себя государственные деятели, такие, каким был Рузвельт. Тот в последний день жизни сказал Черчиллю: “Относитесь к советским с уважением”. Он говорил, что могут быть проблемы, но каждая из них может быть решена. Вот отношение Рузвельта. Некоторые говорят: он был слишком мягким. Но, с другой стороны, у него была картина послевоенного мироустройства, где он видел союз между Великобританией, Россией, США и Китаем – четырьмя великими державами. Он видел мирный мир. Вместо этого через 12 дней после его смерти Трумэн разозлил министра иностранных дел СССР, тот отправился к Сталину и сказал, что “с ними нельзя иметь дело”.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *