Владимир Познер: «Ни от кого нельзя требовать, чтобы он шел на баррикады, каждый делает свой выбор»

— Несистемная оппозиция… Хотя я неоднократно говорил: хорошо бы, хорошо бы, хорошо бы… Ну вот мне хорошо, а каналу от этого не хорошо. И мне говорится: Владимир Владимирович, надо подождать. И у меня в этом смысле довольно сложное положение, потому что, конечно, это компромисс, я это прекрасно понимаю — согласиться с тем, что есть человек, может быть, десять, которых я не могу приглашать, но зато иметь возможность разговаривать с тем же Федоровым так, как я разговаривал, или с Кудриным и так далее. И пока что мое убеждение, что то, что я делаю, вполне достойно внимания зрителей: там нет вранья, нет пропаганды.

— Кажется, год или два назад ваша программа выходила в 23:00. А сейчас — после полуночи…

— Было обещано в 23, никогда не выходила. А сейчас в ноль — как только кончается Ваня (Ургант), так она идет.

— Вы один из лучших, если не лучший телевизионный интервьюер: для вас не оскорбительно, что вашу программу ставят тогда, когда большинство зрителей уже спят?

— Мне обидно, что меня ставят в ноль. Но я знаю, почему. Потому что есть абсолютное убеждение, что не будет рейтинга. Что выйдет «Познер», а конкуренты поставят голую задницу, простите, и все, и никто «Познера» смотреть не будет.

— Hard Talk («Трудный разговор») на BBC — аналог вашей программы — идет в прайм-тайм. Вы не думаете, что это сознательная политика оболванивания людей — оголтелая пропаганда плюс сериалы-стрелялки или мелодрамы нон-стоп?

— Я российское телевидение не смотрю. Хотя есть, например, прекрасная программа «Голос», это не какой-то там ширпотреб. И такие программы есть. Но все-таки невероятный крен в другую сторону: меньше думайте, меньше переживайте, меньше обращайте внимание. Это есть.

О выборе

— А каково вам работать в окружении Киселева, Андреевой, Зейналовой, Соловьева?

— Катя Андреева читает текст. Она не является в данном случае автором, в отличие от Соловьева, ну и от упомянутого вами Киселева. Я не работаю в их окружении. Я к ним не имею ни малейшего отношения. Я их никогда не вижу. У меня чрезвычайно плохие отношения с Володей Соловьевым, мы не здороваемся друг с другом. Что касается Киселева, я вам могу рассказать смешную историю. Много лет назад делегация Академии российского телевидения поехала, по-моему, в Люксембург. И в этой делегации, помимо меня, был и Дмитрий Киселев. И он мне сказал — пускай он простит меня, если я не совсем точен — что он бы хотел считаться моим учеником. Ну я ответил, что я польщен, конечно. Но вы понимаете, сказал Киселев, мне нужно сделать выбор: либо плевать против ветра, либо нет. Вот он и сделал выбор.

— А если бы Геббельс пригласил вас работать на радио, которое тогда играло роль сегодняшнего ТВ, вы пошли бы?

— Ха-ха-ха…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *