Владимир Познер: «Ни от кого нельзя требовать, чтобы он шел на баррикады, каждый делает свой выбор»

— Березовский — да. У меня тогда не было программы «Познер», и вообще все было по-другому. Ну и потом, слушайте, с Коржаковым интересно было на самом деле.

— Но вы же понимали, что Березовский вас использует?

— Да, конечно. Хотя я так и не понял смысла. Я не был тогда интервьюером, я делал другую работу, это все-таки почти в другой жизни. Но вот чтобы сейчас… «Познер» уже шестой год идет. Чтобы мне когда-нибудь сказали: вы пригласите такого-то… То есть сказать могут, но я могу сказать: не хочу.

— Можете привести пример?

— Я стараюсь вспомнить. Что-нибудь связанное с тем, что должно выйти кино и хорошо бы пригласить человека, который к этому кино имеет отношение.

О правилах игры

— А как часто вам запрещают кого-то пригласить в программу? Или вы просто заранее знаете, кого никогда нельзя?

— Смотрите, я обязан, и это я принимаю как правила игры, докладывать Константину Львовичу, кто у меня будет в программе. Я не вижу в этом ничего предосудительного, он хочет знать. И я понимаю, что есть некий перечень людей, которых я вам не назову, о которых мы говорили, и он сказал «нет». Пока, по крайней мере, нет. Вы можете легко догадаться, я думаю, кто эти люди.

— Только что Михаил Лесин (глава Газпром-Медиа) пытался запретить Алексею Венедиктову дать интервью с Алексеем Навальным на «Эхе Москвы». Но Венедиктов интервью выпустил.

— Молодец Венедиктов. Значит, для того чтобы, к примеру, я взял интервью у Навального, я должен пригласить его в студию или поехать с камерами к нему, а у меня в студии, между прочим, семь камер…

— Но вы же и раньше его не приглашали.

— Я и раньше его не приглашал, и я полагаю, то есть я просто абсолютно убежден, что Навальному на Первый канал нет ходу.

— И Гарри Каспарову.

— Гарри Каспаров вообще даже не в стране. Но я полагаю, что такая… Как она называется, оппозиция?

— Несистемная…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *