Владимир Познер: «Ни от кого нельзя требовать, чтобы он шел на баррикады, каждый делает свой выбор»

— Значит, в Москве вы себя чувствуете как в гостинице?

— Нет. У меня чудный дом. Я здесь, как хамелеон-неудачник. Потому что я все пытался окрас принять, а он никак не принимается. И я перестал стараться. И мне многие говорят: ну, сразу видно, что ты не русский. Ну, хорошо, видно и видно. Но я счастлив в своем доме, я счастлив в своей работе в общем и в целом, и я могу уехать, куда хочу и когда хочу. Вот если меня поставят перед выбором…

— А есть — был — какой-то выбор, за который вам сейчас стыдно?

— Конечно, есть. Мне за многое стыдно. Мне стыдно за все годы моей пропагандистской работы. И за те, когда я был абсолютно убежден, что я правильно делаю, и за те, когда я понимал, что я не совсем правильно делаю, и за те, когда я понимал, что я вообще неправильно делаю. Поэтому я поклялся, что я никогда не стану членом никакой партии и никогда не буду работать ни на какую власть. И мне это удалось выдержать. Я думаю, что это чувство — стыд — играет главную, ключевую роль в том, как я себя веду. И я никогда не преодолею этого стыда, я никогда себе не прощу этого.

Источник: «The New Times«

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *