Владимир Познер о наиболее значимых событиях октября (2014 г.)

Довольно важно, как мне кажется, обратить внимание на речь Путина в Сочи. Некоторые говорят – это вторая Мюнхенская речь. Речь идет о речи 2007 года, которую он произнес в Мюнхене, и с этого момента отношения с Западом стали портиться. Это была речь, в которой он практически сказал Западу – читай, Америке – с нами больше так нельзя разговаривать, мы не допустим, у нас своя точка зрения, у нас есть свои интересы, мы готовы с вами работать, но на паритетных началах. Это не биполярный мир, не однополярный мир, это многополярный мир, и мы на этом настаиваем.

Эта речь была, конечно, не Мюнхенская. Хотя некоторые хотели так ее преподнести. Но это была антиамериканская речь в том смысле, что отношения с Соединенными Штатами с того времени, за эти семь лет, сильно ухудшились. Причем были четыре года Медведева, когда казалось, что будет улучшение отношений. На самом деле это не случилось.

На самом деле – я это уже говорил, но считаю, что некоторые вещи нужно повторять – у американцев, вообще у американцев, есть два убеждения: убеждение первое – они правы. В принципе. Что Америка всегда права. Всегда справедлива, всегда воюет на справедливой стороне. И то, что она предлагает миру, – это самое лучшее, что можно предложить. Они в этом убеждены. И второе – что Россия проиграла холодную войну, что Россия в течение 70 лет угрожала всему миру и в частности Соединенным Штатам, и что за это Россия должна платить. И поэтому нечего ей возникать. Вот есть такое сочетание. И это сочетание – плохое. Выношу за скобки: я не оправдываю, не поддерживаю, не являюсь сторонником внешней политики В.В. Путина по целому ряду вопросов. А уж о внутренней я и не говорю. Но это ни при чем сейчас. Я говорю о том, как складываются отношения с Соединенными Штатами.

О Путине можно говорить разное, но во-первых я абсолютно убежден, что он патриот, причем не в плохом смысле – не ура-патриот. Он патриот своей страны, он хочет, чтобы Россия была сильной, чтоб ее уважали. Ну а насчет демократии – я думаю, что у нас с ним разные представления. Но тем не менее. И он совершенно не желает, условно говоря, танцевать под американскую музыку. Не хочет, и я его понимаю. Он считает, что у нас есть сфера наших интересов. И эта сфера распространяется в первую очередь на бывшие республики Советского Союза. Я бы мог сказать – на бывшие колонии Российской и Советской империи. И даже как французы долгое время считали, что их сфера интересов – Вьетнам или Марокко или Алжир – потом конечно им пришлось от этого отказаться – или англичане до сих пор считают, что многие их бывшие колонии – это все-таки их сфера влияния – это тоже понятная вещь. Но наша, я имею в виду, Российско-Советская империя – отличалась от всех прочих тем, что это была империя не с заморскими колониями, а империя, где все были в одних пределах земных, что очень осложняет все дело. Как они откололись? – они все здесь.

Поэтому вся эта украинская история – это очень болезненная и тяжелая история, и действительно у американцев давно было желание оторвать Украину. Они бы оторвали и Белоруссию, но там сидит такой человек – там с этим не очень получается. Это речь, в которой сказано – не надо. То есть мы готовы в случае необходимости дать в зуб. «Боже мой, он хочет войны». Да не хочет он войны, он просто говорит, что есть предел, и вы должны это понимать. Это важно. Я бы все-таки, если вас интересует… Вот вы приходите меня слушать. Возможно, я интересно рассказываю. Но я ведь говорю о политике, и значит это вас интересует. Поэтому я и говорю – прочитайте эту речь. Ведь это же не просто так все сказано. Это же не какой-то больной человек типа Муссолини. Серьезный человек. Поэтому я считаю, что такие вещи, как эта речь – их надо обязательно читать.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *