Владимир Познер о наиболее значимых событиях октября (2014 г.)

И потом конечно я не могу не вспомнить Международный дискуссионный клуб «Валдай», который в этом году состоялся в Сочи и поэтому может быть теперь изменит название. Но тем не менее в Сочи с участниками разговаривали по внутренней политике и по внешней. По внешней политике конечно говорил Путин, а по внутренней выступал Вячеслав Володин, который является заместителем главы администрации президента. Он высказал замечательную мысль: «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России».

Представляете? Конечно, весь мир тут страшно оживился и пошли всякие шутки: «Есть санкции – есть Путин, нет санкций – нет Путина», ну и пошло и поехало. Но это ж надо такое сказать! Вопрос – верит он или нет. По-видимому, верит. Это примерно про Сталина так говорили, хотя не конкретно так. Но идея была такая, что без Сталина – все, крах. Но я хочу напомнить, что он умер некоторое время тому назад, Сталин-то. А Россия все еще есть. Это конечно крамольная мысль с моей стороны, я это признаю, но это факт, с этим не поспоришь. Правда, надо сказать, что потом Владимир Владимирович высказался в том смысле, что это неправда, что, мол, и без него обойдутся, потому что в стране таких как он много. Я не знаю, как воспринять это – как позитивные вещи или нет (все смеются). А говорят еще, Ваня Ургант остроумный. Он таких шуток себе не позволяет.

Это второе, и я на это обратил внимание и запомнил. Насколько это получит развитие. Никита Сергеевич Хрущев это называл культом личности. Кстати, в этом месяце исполнилось ровно 50 лет, как сняли с должности Н.С. Хрущева. Большинство из вас даже не знают, кто это был. А это был яркий человек, который пришел к власти вскоре после смерти Сталина, сумевший обыграть не кого-нибудь, а Берию, Молотова, Кагановича, т.е. не мальчиков. Он был похож на такого крестьянского мужика с круглой рожей, неителлигентный – не то слово. Я очень хорошо знал его зятя, Аджубея Алексея Ивановича. Окончил факультет журналистики и стал главным редактором «Известий». Зять Хрущева ведь. Но у него были блестящие способности. И «Известия», несмотря на то, что – я всегда это говорю – что в Советском Союзе не было журналистики, но «Известия» стали самой лучшей газетой. Там такие были журналисты, что просто закачаешься. И конечно он был такой барин, Аджубей, и он это показывал всем – что он главный, все-таки Хрущев.

А когда Хрущева сняли – то конечно Аджубей полетел вверх тормашками, и его взял к себе в журнал «Советский Союз» некто Николай Грибачев. А он был из таких твердолобых коммунистов, сталинистов, и он его взял, чтобы каждый день его тыкать мордой, напоминать о том, какой Хрущев гад. Как Алексей Иванович это все выдержал… Алексей Иванович мне лично рассказал мой любимый анекдот о Хрущеве, о нем было много анекдотов, он очень был для этого подходящей фигурой. Важно то, что именно Аджубей рассказал мне этот анекдот.

Они ездили в Америку на Генеральную Ассамблею ООН, где якобы Хрущев стучал ботинком. Ботинком он не стучал! Чтоб вы знали, это миф. Нет ни одной фотографии. Не стучал он ботинком, он стучал кулаком, это правда. Короче. Они приезжают в Нью-Йорк, селятся в «Астории» и вечером за ужином Хрущев говорит Аджубею; «Алеша, завтра я выступаю на Генеральной ассамблее. Посмотри мою речь, пожалуйста. Может быть, у тебя будут какие-то соображения». «Хорошо, Никита Сергеевич». Взял на ночь, утром они встречаются за завтраком и Хрущев говорит: «Ну как тебе?» «Ну, Никита Сергеевич, гениально. Гениальная речь. Но два мелких замечания. Значит так – «на*рать» пишется вместе, а «в *опу» раздельно».



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *