27 октября в программе «Познер» — Сергей Неверов

СЕРГЕЙ НЕВЕРОВ, вице-спикер ГД РФ, секретарь Генсовета партии “Единая Россия”: Добрый вечер.

В. ПОЗНЕР: Для наших зрителей, потому что, может быть, все-таки вы не так хорошо всем знакомы, все-таки вы вот… ну, вы не публичная фигура в том смысле, что не на сцене же выступаете. Значит, вы — потомственный горняк, вы работали на шахте. Вы тогда думали или мечтали стать директором шахты. Но судьба так распорядилась, что вы пошли по профсоюзной, потом по политической линии. Побывали одномандатником, членом разных партий и потом вот дошли до поста секретаря Генерального совета партии “Единая Россия”. Я правильно говорю, не ошибся?

С. НЕВЕРОВ: Мой отец отработал под землей более 30 лет, мама работала на обогатительной фабрике на этом же горнорудном предприятии. Я после 8-го класса пошел в техникум в этом же маленьком городе — это город Таштагол на юге Кемеровской области, где заканчиваются рельсы и дальше начинается только тайга, которая распространяется до китайской границы. После техникума я пошел работать на шахту, потом в армию, а после армии вновь пришел работать в шахту.

В. ПОЗНЕР: Ну, то есть когда я сказал, что вы — потомственный шахтер, это вполне соответствует.

С. НЕВЕРОВ: Я на самом деле благодарен очень своей жене, потому что после того, как я пришел после армии в шахту, она настоятельно рекомендовала мне продолжить дальнейшее обучение. Я поступил на вечерний нагорный факультет в Сибирском металлургическом институте. Это на самом деле тяжело – после смены в шахте садиться за парту, но, тем не менее, я учился шесть лет. И в 1989 году я окончил обучение и продолжал работать на шахте. Я отработал в одной шахте 16 лет – с 1983 по 1999 год. И вы правильно сказали, что я потом занимался профсоюзной деятельностью. Это, в общем-то, мои друзья, мои товарищи избрали меня председателем первичной организации на шахте, что не снимало с меня необходимости ходить постоянно под землю, спускаться в шахту и работать.

В. ПОЗНЕР: Ну, естественно, понятное дело.

С. НЕВЕРОВ: В 1986 году я стал членом Коммунистической партии Советского Союза.

В. ПОЗНЕР: В каком?

С. НЕВЕРОВ: В 1986 году.

В. ПОЗНЕР: Так, понятно.

С. НЕВЕРОВ: И в 2004 году я стал членом партии “Единая Россия”. Больше ни в какой партии я не был и, надеюсь, не буду.

В. ПОЗНЕР: Ну, посмотрим. Значит, вы были членом КПСС и довольно критически высказывались об этом потом, впоследствии. Вот когда вы поняли для себя, что КПСС — не та партия? И вообще вы сами из нее вышли, или когда КПСС превратилась в КПРФ, вы просто не перешли? Вот как это у вас получилось?

С. НЕВЕРОВ: Я на самом деле не помню таких, в общем-то, публичных своих высказываний в отношении КПСС.

В. ПОЗНЕР: Нет, ну лично просто…

С. НЕВЕРОВ: Нет, в отношении КПРФ я занимаю критическую в определенных моментах позицию. Почему? Потому что, конечно, они являются нашими политическими оппонентами. Что касается КПСС, вы знаете, я вступил в 1986 году, будучи рабочим. Когда работал на шахте, у нас бригада была коммунистического труда, и очень многие мечтали работать в таких бригадах. Я для себя Коммунистическую партию Советского Союза олицетворял через своих товарищей, с которыми работал вместе непосредственно в забое. Наш бригадир Иван Мартынович Бауэр — человек достаточно пожилой. И для меня вот эти люди — вот это и была Коммунистическая партия. Я не знал ни секретаря горкома, ни секретаря обкома. Я знал секретаря шахтового, который руководил коммунистической ячейкой на нашей шахте, потому что мы приходили на собрания. И для меня КПСС была именно партией вот моих товарищей, с которыми я находился.

Я не выходил из КПСС после развала Советского Союза. Все это просто-напросто прекратило существовать, как вы это знаете. И если говорить о критике и о крахе Коммунистической партии Советского Союза, то я хочу сказать, что, конечно, эта безальтернативность и чванство партийной бюрократии, наверное, к этому краху и привели.

В. ПОЗНЕР: Понятно, понятно. У вас после этого не пропало желание вообще быть членом какой-либо партии? Когда вот такое разочарование наступает, иногда у людей возникает такое чувство: да ну их вообще, хватит! Нет?

С. НЕВЕРОВ: Я сказал уже вам, что я членом партии “Единая Россия” стал в 2004 году, уже будучи депутатом Государственной думы и уже избравшись по одномандатному округу второй раз, потому что первый раз я избирался в 1999 году, когда еще продолжал работать на шахте “Есаульская”. Общественную такую возглавлял организацию, которая объединила в себе все органы профсоюза Кузбасса. И необходимость избрания тогда в Государственную думу возникла с тем, что достаточно активно шахтеры всегда проявляли свою позицию.

В. ПОЗНЕР: Да, очень даже.

С. НЕВЕРОВ: В 1995 — февральская акция протеста, когда впервые мы вышли на Горбатый мост и стучали касками. И 1998 год… И вообще 90-е вот эти годы, когда шла реструктуризация угольной отрасти, когда практически были закрыты все шахты в Кузбассе и 150 000 шахтеров оказались на улице, естественно, конечно, мы очень серьезно боролись за свои права. И здесь возникла необходимость избрания в Государственную думу, и меня люди тогда выдвинули. И в 2004 году, как я уже сказал, я вступил в партию “Единая Россия”. Это выбор был осознанный по причине того, что тогда произошло объединение, как вы знаете, нескольких политических сил, которые объединить смог как раз тогда Владимир Владимирович Путин.

В. ПОЗНЕР: Да-да, я знаю. В чем суть разницы для вас, лично для вас, для Сергея Ивановича Неверова, между КПСС и “Единой Россией”? Вот главная разница между этими двумя партиями. Вы можете сформулировать?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *