Владимир Познер о Шамиле Тарпищеве: “Он конечно же никого не хотел обидеть”


ВП: А, это еще ничего. Вообще хочу вам сказать, что теннис очень сложная игра на самом деле, очень сложная. И чтобы начать прилично играть в вашем возрасте, учитывая, что вы не начали там в семь-девять лет, то вам нужно просто страстно это любить и играть не просто два раза в неделю, а стараться играть пять раз в неделю. Нужно работать со страшной силой, потому что теннис – это техника прежде всего, а это самое трудное. Подача вообще самое трудное, что есть в теннисе, но я думаю, что у вас пока еще ничего особо хорошего нет, я вам говорю совершенно откровенно, как человек понимающий. Я не знаю как вы играете бэкхенд (двурукий), но опять-таки, видите, двурукий имеет преимущество, что можно скрыть направление удара до последнего момента, но минус, что нельзя достать иногда мяч. А когда одной рукой играете, все таки у вас получается размах побольше, и это, конечно, более красиво, чего говорить.

ДК: А спарринг партнер вам не нужен, Владимир Владимирович, раз такое дело?

ВП: (смеется) Нет, у меня есть, причем такой очень сильный, вот. Я вам желаю успеха, но имейте в виду: нужно просто влюбиться в это дело и изо всех сил играть, тогда что-то будет получаться. Я думаю, года через три-четыре, если вы так будете играть, вы уже будете по настоящему получать удовольствие, играть в турнирах и никто не будет на вас косо смотреть и будет удовольствие.

ДК: Хорошо, через четыре года вам позвоним тогда.

ВП: Давайте (смеется).

МК: Владимир Владимирович, у меня тогда последний к вам вопрос. А вы же так любите теннис, а вы сами довольны тем, как вы играете?

ВП: Ну смотрите, мне восемьдесят лет, как вам, возможно, известно, и так как я играю в восемьдесят лет, вот без ложной скромности я вам скажу: да, я доволен.

МК: Понятно (смеется). Владимир Владимирович, спасибо вам огромное за такую интересную беседу, мы вас очень любим, удачи вам в вашем нелегком теннисе.

ВП: Пожалуйста.