Владимир Познер-старший

Воспитание
С нами отец был требовательным и даже иногда жестким. Когда он злился, его губы превращались в тонкие полоски, а глаза становились не серыми, а зелеными. Обычно он сдерживался и редко выплескивал эмоции. Отца любили все, кто с ним работал. Он мог «спустить три шкуры», но никогда не кричал на подчиненных, был справедливым, выдержанным и предельно корректным.

Мы, дети, всегда могли с ним говорить о чем угодно и получить настоящий отцовский дельный совет. Вдвоем с братом мы всегда сидели за общим столом вместе с гостями. Но существовали очень жесткие правила. До 12 лет в полдесятого – в постель. До 14 лет – в одиннадцать, и никаких разговоров! В году было только два исключения: день рождения и Новый год. Существовали и четкие правила поведения за столом: правильно пользуйся ножом и вилкой, не чавкай и т.д. При гостях ты можешь открывать рот, только когда тебя о чем-то спросят; если ты ешь со взрослыми, то тебе подают в последнюю очередь.

Братья Познеры в своем ресторане «Жеральдин», названном в честь их матери. 2004 год

Дом был «на хозрасчете», и обязанности всех членов семьи были четко распределены. Например, я никогда не получал карманных денег. Мне платили зарплату – пять рублей в неделю. И за эти деньги я должен был чистить обувь, ходить в магазин и мыть посуду.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *