Владимир Познер в Берлине

О пропаганде в западных СМИ, Владимире Путине и новых телемостах

Вопрос: Вы говорили о пропаганде в СМИ. В европейских и американских примерно одинаковая ситуация…

В. Познер: Она чуть другая, потому что другие традиции, но конечно очень серьезная пропаганда.

Продолжение вопроса: А кому тогда верить? Какие СМИ смотреть и читать?

В. Познер: Хороший вопрос. Знаете, есть отдельно взятые источники информации, правда, не у нас, которые лично у меня вызывают доверие – это, скажем, Национальное публичное радио в США, это в определенной степени ВВС, это общественное телевидение, общественное радио, которое существует, по-моему, в 55 странах. Но, пожалуй, если мы хотим получить более или менее реальную картину – надо сравнивать. Читать и смотреть разное. Слава богу, интернет дает такую возможность, и сравнив это, это, послушав того, этого – постепенно можно прийти к какому-то своему выводу.
А что касается того, чтобы кому-то верить одному – я не советую. Вера в одного человека до добра не доводит. Надо ко всем относиться чуть-чуть с вопросом.

Вопрос: Скажите пожалуйста, в США и Европе есть ли такой человек, как вы – человек многокультурный, журналист, который готов представить мнение Евросоюза, мнение США и мнение России, чтобы люди поняли друг друга?

В. Познер: Мне трудно вам ответить. Думаю, что должны быть такие люди, просто я не знаком с такими. Но у меня все-таки, согласитесь, несколько особое положение. Ведь если бы у меня была другая биография, то, возможно, меня бы гораздо меньше волновали все эти вещи. Но так оказалось, что эта французско-американско-российская закваска, которая во мне сидит, она играет эту роль. Я не могу безразлично относиться к тому, что происходит.

Поэтому я не хочу сказать, что это уникальный случай, но это довольно редкий случай. Но я полагаю, что есть люди, которые хотели бы что-то делать. Причем заметьте, когда я пытаюсь рассказать – я же ведь не беру чью-то сторону. Эти правы, а эти неправы. Как журналист, по крайней мере. Это не моя задача. Моя задача – сделать так, чтобы те люди, с которыми я разговариваю, получили бы максимально информации, чтобы они могли сами подумать и сделать свои выводы. Потому что можно ведь сказать даже и о точке зрения Европейского союза, потому что это политическое объединение. Но точка зрения, которая у многих европейцев есть по отношению к России – к примеру, Франция это одна европейская страна, а Польша – другая европейская страна. И конечно совершенно разное отношение к России в Польше и во Франции.

И понятно, почему. Потому что вся история отношений России с Польшей или России с Францией – это разные отношения.

А у Германии будет третье отношение. Нельзя сказать, что есть единое общеевропейское отношение к России, хотя в чем-то и можно. То есть признание таких странных вещей, как таинственная славянская душа – это вообще полный бред.

Она совершенно, во-первых, не таинственная, и вообще я не верю в душу, так что о чем мы говорим (смеется). Потом стереотип – «все русские с утра до вечера глушат водку», но с другой стороны ведь любят выпить. Эти все вещи возникают не на пустом месте. Французы – любят выпить, но по-другому совсем. Это другое выпивание. Я например считаю, что русские очень похожи на ирландцев – во-первых, любят выпить, подраться, подвержены взлетам и падениям настроения, очень эмоциональны, литературный дар – огромный у тех и у других. Я считаю, что они братья. И очень, очень много веков страдавшие. 800 лет ирландцы харкали кровью от англичан. А русские харкали кровью сперва от татар, а потом от русских же, которые превратили свой народ в крепостных. И вот это долгое страдание тоже вырабатывает некоторые похожие вещи.

Это все очень интересная штука. Но, к сожалению, своего контрагента я так пока и не встретил. Может, он есть…

Из выступления Владимира Познера в “Жеральдин” (30.09.14).

При использовании текста активная ссылка на сайт “Познер Online” обязательна!



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *