Об ответных санкциях, социальной ответственности и бизнесе в России

Вопрос: Владимир Владимирович. К вопросу о нашей всеобщей безответственности. В нынешнее время можно ли брать на себя серьезную ответственность, ведь беря ее, ты попадаешь в очень серьезную ситуацию…

В. Познер: Понимаете, вот вы сразу берете вот такую большую ответственность – а я говорю не о большой ответственности, я говорю вообще об ответственности, о чувстве ответственности. Оно, это чувство, или есть – или его нет. Я отвечаю за свою страну или нет? На самом низком уровне, хотя бы чтобы не сорить в подъезде. Или я не отвечаю?

И у меня ощущение, что у подавляющего большинства ответ именно таков: я не отвечаю. Вот что касается меня лично – это другое дело: вы меня не трогайте. У нас вообще нет этой традиции. Вы наверное ссылаетесь на Ходорковского, который считал, что он должен поддерживать другие политические движения, за что и пострадал.

Наверное, надо поговорить с Михаилом Борисовичем, чтобы понять, как он это видит. Но я ж не о таких вещах говорю. Я говорю об элементарных вещах.

Продолжение вопроса: Я про бизнес говорю, про Чичваркина. Про людей, которые занимались непосредственно бизнесом.

В. Познер: Да, которые занимались бизнесом и которые пострадали в борьбе за бизнес. В какой степени например Чичваркин, которого я знаю очень поверхностно и который казался мне довольно симпатичным человеком, в какой степени его бизнес, его деятельность была направлена именно на то, чтобы помогать строить страну? Я этого не знаю.

Вот этот скандал, который сейчас происходит с Евтушенковым, с «Башнефтью» и так далее… Конечно, на мой взгляд, это крайне опасная вещь, потому что речь идет о том, чтобы национализировать довольно крупную единицу, что отрицательным образом скажется на инвестиционном климате – это все так. Я не говорю, что ответственность должна свестись к тому, что тебя могут посадить в тюрьму. Я говорю вообще о нежелании принимать какие-либо решения, которые по идее у гражданина должны быть.

Ну вот, скажем, был Марш мира. Сколько человек из этого зала ходили на Марш мира?

То есть понимаете – ну зачем мне, ну ладно. Правильно ведь кто-то сказал, что когда на улицу выходят 500 человек – это одно дело, а если бы вышли 500 000 то это совершенно другое дело. 500 000 не выходят – не потому что боятся, хотя кое-кто конечно боится. А тому что – да ну ладно, я поеду лучше на дачу.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *