6 октября в программе “Познер” – Алексей Кудрин

АЛЕКСЕЙ КУДРИН, экономист, глава Комитета гражданских инициатив: Здравствуйте.

В. ПОЗНЕР: Вы, на мой взгляд, не нуждаетесь в представлении. Но если представить, то как бы вы хотели?

А. КУДРИН: Я – профессор Санкт-Петербургского государственного университета и председатель Комитета гражданских инициатив.

В. ПОЗНЕР: Вы у нас, между прочим, в третий раз. И таким образом, поравнялись с Михаилом Сергеевичем Горбачевым – оба по три раза, чаще не было никого. Есть нечто тоже общее: его лишили президентства, распустив СССР, а… Не знаю, можно ли сказать, что вас лишили должности, но факт тот, что вам сказали, что, скорее всего, вам надо уйти, и вы хлопнули дверью. И у меня сразу возникает вопрос: оглядываясь назад, у вас нет ощущения, что, может быть, это была ошибка с вашей стороны?

А. КУДРИН: Нет, у меня такого ощущения нет. Я хочу напомнить, что инициатива уйти из правительства исходила от меня. Собственно, что вызвало такой шаг тогда еще президента Медведева? Это то, что я сказал, что я не буду с ним работать в будущем правительстве. И это его как-то задело.

В. ПОЗНЕР: Естественно. Если бы я был президентом, меня бы это тоже задело, знаете ли.

А. КУДРИН: Видите ли, я предполагал, зная его и зная проблемы и вызовы, которые встанут перед страной, что ему будет сложно с ними справиться. Скорее всего, он не сможет организовать работу должным образом.

В. ПОЗНЕР: Два года тому назад, это было в ноябре 2013 года, в адрес Государственной думы вы высказались так, что она два года проспала и проработала впустую в части экономической политики. В ответ на это глава бюджетного комитета ГД Андрей Макаров и телевизионный ведущий Владимир Соловьев, каждый по-своему, вызвали вас на своего рода теледебаты. Вы отказались, сославшись на то, что заняты чересчур. Это истинная причина, почему вы не стали принимать участие в таких дебатах, или все-таки были другие причины?

А. КУДРИН: Это была в тот момент основная причина. Но их реакция на это, нервная и немножко, я считаю, несправедливая, конечно, несколько меня покоробила. Но, тем не менее, я открыт к дискуссиям, открытым в любом формате, когда я сочту это необходимым.

В. ПОЗНЕР: Также два года назад вы заявляли так: “Сегодня я – экономист и общественный деятель”. А сегодня вы по-прежнему скажете так – экономист и общественный деятель, с точки зрения деятельности? Это остается?

А. КУДРИН: Да, это остается. Я провожу экономические исследования, руковожу коллективами, которые занимаются экономикой.

В. ПОЗНЕР: Относительно недавно, может быть, полтора года назад, может быть, чуть-чуть больше, ходили всякого рода слухи, что вам предлагают довольно высокие должности в правительстве – что вам предлагают возглавлять Центробанк, что вам предлагают пост первого замглавы Администрации Президента по инвестиционному климату, и многие другие, в общем, немаловажные должности. Когда спрашивали вас о ваших намерениях в этой области, вы отвечали так: “Я соглашусь, когда прекратится политика полумер”. Насколько я понимаю, политика полумер, с вашей точки зрения, не прекратилась. Но можно ли сказать, что вам больше никаких предложений не делают?

А. КУДРИН: Действительно, мне делались предложения, когда я как раз ушел из правительства. В течение некоторого времени мне действительно было сделано предложение перейти в Центральный банк. Тогда я отказался. Позже других предложений не было. Это слухи, которые на этот счет ходили. Были предложения другого характера – не связанные с чиновничьей деятельностью, а возглавить советы директоров каких-то госкорпораций, быть экспертом или входить в советы при Президенте. И где-то год назад я согласился войти в президиум Экономического совета при Президенте.

В. ПОЗНЕР: Но это не должность, строго говоря.

А. КУДРИН: Других я не получал.

В. ПОЗНЕР: Понятно. Скажите, все-таки возглавлять Центробанк – это вообще-то ключевая довольно-таки должность. Почему вы отказались?

А. КУДРИН: Действительно можно, наверное, быть неплохим представителем Центрального банка и при в целом плохой экономической политике или экономической политике, которая, в общем, вызывает, скорее, спад экономики, чем подъем. Но это странная работа. Центральный банк не может в единственном числе справиться с такими тенденциями. С ними должно бороться, прежде всего, правительство уже совместно с Центральным банком. Сегодня мы видим, что это произошло – экономика снижает темпы роста, возможно, что в следующем году мы будем даже иметь рецессию.

В. ПОЗНЕР: Об этом поговорим еще. Ознакомившись с вашими взглядами на то, что происходит сегодня в России, и не только сегодня, но и за последние три года, понимаю, что вы критически, порой даже очень критически, оцениваете эти обстоятельства. Вместе с тем социологические опросы, в частности “Левады-центра” (лично я к этому центру отношусь с большим почтением и доверием), показывают, что 62% населения считают, что “дела в стране идут сегодня в целом в правильном направлении”. К этому можно добавить, что три года тому назад, когда вы еще были в правительстве, эта цифра была 42%, то есть на 20% ниже. Тот же опрос показал, что сегодня Президент Путин смог бы получить аж 87% голосов избирателей. Это тот же “Левада-центр”, совсем недавно, если я не ошибаюсь, 12 октября эта цифра. Но ведь мы же знаем пословицу “Глас народа – глас Божий”. Вам уютно, когда вы сами находитесь в таком, в общем, меньшинстве, очевидно?



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *