Главная » Статьи » Владимир Познер: “Журналист – это не орудие пропаганды”
Владимир Познер: "Журналист - это не орудие пропаганды"

Владимир Познер: “Журналист – это не орудие пропаганды”

«Ко мне приехал 19-летний внук, немец. И говорит: «Вова (он так меня называет), а почему столб криво стоит?» – Он не понимает, а я понимаю. Поэтому я не буду снимать фильм о России: взгляд замылен», – ответил Владимир Познер на вопрос о его будущих фильмах. Как минимум спорное признание от человека, который знает цену слову и давно и неоспоримо признан лучшим интервьюером России, но мечтает о вопросе, который заставит задуматься его самого. Познер, по его словам, любит давать интервью, делает это охотно, но открыть Владимира Владимировича так, как ему это удается с отношении гостей, не может никто. Почему – вопрос риторический. Чтобы найти тот самый вопрос, докопаться до сути, собеседникам Познера придется многому учиться и многое узнавать о себе. И делать это непрерывно.

Владимир Познер в "Школе радио"

Встреча с Владимиром Познером – событие. Даже если вы случайно пересеклись в магазине. Без иронии – задумайтесь над теми вещами, о которых предпочитали не размышлять, которые казались вам менее важными, чем насущные проблемы суетных будней. У этого человека поразительный талант одним своим видом заставлять мозг шевелиться, поэтому случайно он в вашей жизни появиться не может. Школе Радио очень повезло – наша встреча с ним была запланирована: обсуждения и ожидания кипели на сайте школарадио.рф и в группе ВКонтакте.

Владимир Познер в "Школе радио"

Собрать воедино хаос драйва и эмоций, кажется, нет никаких шансов: полуторачасовой разговор с мастером слова пролетел, но закрепился в памяти бесценными цитатами Владимира Владимировича, каждая из которых – совет, напутствие и повод для размышлений о себе и профессии.

Владимир Познер в "Школе радио"

Владимир Познер заметил, что стать тем, кем он есть, ему помогли несколько вещей: “Успех – понятие субъективное, но раз вы спрашиваете про меня…Я не стал бы тем, кем стал, если бы не искал себя. Окончив биофак МГУ, я понимал, что не буду ученым, несмотря на давление родителей. Тогда меня интересовали переводы, я устроился работать к С.Я. Маршаку. Но позже понял, что и это не дело всей жизни. Искать. И стараться быть лучшим, первым. При этом понимая, что всегда быть таковым невозможно. Уметь проигрывать. Еще мне необходимо, чтобы в личной жизни все было хорошо. Необходимо любить. Успех в этом не менее важен для меня, чем успех в профессии”;

Владимир Познер в "Школе радио"

Эрудит и интеллектуал, он с грустью говорит, что в России нет больше той самой интеллигенции, интеллигенции как прослойки, и не скрывает, что нынешние работники СМИ в большинстве своем не дотягивают до требований, предъявляемых профессией.

Владимир Познер в "Школе радио"

Ни по содержанию, ни по форме: “Меня расстраивает, что сейчас язык СМИ стал более скудным, бедным, что журналисты стали хуже говорить и писать. Откуда взялось это “восьмиста”, “пятиста”? Почему сейчас пишут без знаков препинания или ставят их там, где они не нужны? Человек, который работает на радио, в печати, на ТВ, должен отлично владеть языком, должен быть эрудированным. А если мы говорим о жанре интервью (самом сложном, на мой взгляд, жанре), то здесь крайне важно понимать, что главный не ты, а твой гость. И задача интервьюера – раскрыть его, а не себя показать: “Смотрите, это я!”. Нет, нужно уметь слушать и слышать”;

Владимир Познер в "Школе радио"

После слова Мастера о том, что в стране не осталось неангажированных телеканалов (на центральном ТВ), студенты Школы Радио стали заметно серьезнее, потому что посыпались вопросы о долге и о том, как же остаться собой в профессии. “Я для себя твердо решил, что не хочу служить. Журналист – это не орудие пропаганды, профессиональный долг – говорить правду, не навязывая своего мнения. Сейчас на Центральном телевидении России не осталось неангажированных каналов. Конечно, это совсем не то, что было в Советском Союзе, но…”.

Владимир Познер в "Школе радио"

Познер, со свойственной ему прямотой, отметил: “Мне было бы приятно, конечно, если бы приняли “Закон Познера”. Немногие люди в этом мире могут похвастаться тем, что закон назван их именем, согласитесь? Но это бы был прецедент. Меня попросили извиниться за оговорку: формально “Государственная дура”, конечно, оговорка. Я извинился. Но только за это”, – твердо сказал Познер, и все задумались. Не знаю кто о чем, но воздух стал заряжен мыслями, зарождающимися, невысказанными, но прочувствованными. После паузы телеведущий добавил: ” Я не знаю, что будет дальше, но, если честно, прогнозы у меня не самые оптимистичные. Все-таки уровень культуры снижается – не знаю, с чем это связано. Люди стали более поверхностными, как мне кажется, стали меньше читать. И эта тенденция видна во всем. Знаю, есть исключения, но что будет через 50-70 лет?”

На встрече с Владимиром Познером в "Школе радио"

Это к вопросу об интеллигенции, конечно, и к разговору о пути России, развернуто представленному в книге «Прощание с иллюзиями». Единственное, что сказать можно точно: если таких мыслящих, глубоких, мудрых и постоянно ищущих людей не будет в публичных профессиях, то через 50 лет мы будем говорить о силе, величии, победах и целях. Только это уже будет не разговор, а бессмысленный (и обессмысленный) набор букв под маской красивых, приглаженных и выверенных слов.

Владимир Познер в "Школе радио"

Автор: Катерина Рукавичникова