Главная » Мнение » Познер знает
Познер знает

Познер знает

Не исключено, что кто-то, на ходу пролистав книгу с этим емким названием, испугается. Слишком уж обязывает оно к чему-то масштабному, серьезному и даже академичному. Это не совсем так. При всей солидности оформления «Познер о “Познере”» — книга увлекательнейшая, можно сказать, захватывающая. Очень четко выдержанная в духе полуночных бесед, в которых ее автору, как ни крути, равных нет.

Владимир Владимирович, а именно так он предпочитает, чтобы к нему обращались, выбрал для нее 15 интервью со своими гостями. Диалогов, максимально передающих не только атмосферу ночной программы на главном канале страны, ее именитых гостей, но и личность самого ведущего. И дело здесь не только в любопытнейших комментариях, которыми так же, как и знаменитыми эфирными «постфактумами» (когда-то подарившими нам незабываемую «госдуру»), снабжена каждая беседа.

Книга в первую очередь — образец уникального подхода, журналистики старой школы, подразумевающей обширные знания, а не тонкий слух при пользовании редакторским наушником с подсказкой. Манера беседы Познера, кажущаяся на первый взгляд вполне понятной, на деле — изысканная многоходовка опытного игрока, цель которой не только показать личность гостя, но и продемонстрировать огромной аудитории его портрет, в корне отличающийся от общепринятого.

Познер о Познере

Пятнадцать персон, отобранных Познером для книги — яркие, значимые, составляющие современной российской истории и культуры. Исключением является разве что Александр Гордон, взятый для рассмотрения скорее в ракурсе некой нетипичной индивидуальности в формате современного ТВ. Все они умеют держать удар и, кажется, что неожиданный поворот исключен. Так нет! Познер знает, где его искать.

Выбор собеседников более или менее ясен — это люди общение с которыми предполагает разговор равных. Интервью с Геннадием Зюгановым или боксером Кличко — штука по-своему тоже интересная, но, пожалуй, в немного другом формате и обрамлении. Правда, финальное интервью с Кирсаном Илюмжиновым, наверняка вошло сюда не случайно, поговаривают, что чувство юмора у Познера развито не меньше профессиональных навыков. «ПОЗНЕР» фиксирует разговор равных и интересен основной аудитории Владимира Владимировича, уставшей от паноптикума, выдаваемого под видом интервью или ток-шоу на большинстве других каналов. Познер не просто журналист, он скорее исследователь, в свои 80 повидавший и страны, и города, и смены эпох.

Эфиры Познера в первую очередь интересны ему самому, и именно поэтому личности вроде Горбачева, Лужкова, Чубайса здесь не столько интервьюируемые, сколько именно собеседники. Суть этих ТВ-бесед не только в их информативности. Хотя рассуждения Горбачева о виновных в распаде СССР и его досада на то, что вовремя не отправил Ельцина собирать бананы, — весьма любопытны, так же как и последовательная и профессиональная позиция так ненавидимых массами Чубайса и Гайдара. Здесь интересна в первую очередь интонация. Не «экранная» — спокойная, рассудительная, неизменно звучащая за каждой строчкой книги, а интонация свободы, являющаяся для Познера основополагающим фактором в работе.

Именно эта интонация позволяет ему задавать хитрому Лужкову вопрос, после которого тот отказывается дальше выходить на связь. Озвучивать условия полного невмешательства в текст «ПОЗНЕРА» руководителю «Первого канала». Спокойно просить не путать «креативный класс» с «исчезнувшей навсегда интеллигенцией» и аргументированно доказывать, что существование «Эха Москвы» — следствие не только «очень тонкой и умной работы главного редактора Алексея Венедиктова», но и «продуманной государственной политики — неплохо иметь «ученого еврея при генерал-губернаторе».

Беседуя с людьми искусства, Познер использует немного другой подход. Оппозиционный Сокуров и вечно «авангардный» Соловьев могут быть спокойны. Зато великодержавному любителю цитат Никите Михалкову придется посложнее. Потому что, если даже он напрямую не признается в расположении к власти, то всё равно для Познера останется ее прямым дополнением.

Не надо делать из Познера оппозиционера. Честно заполненная им самим «анкета Пруста» (на вопросы которой приходится отвечать в конце программы его гостям) рисует вполне себе репектабельный образ. Признаться, куда более привлекательный и надежный. Владимир Владимирович Познер, пожалуй, единственный на сегодняшний день тележурналист, который может позволить себе быть максимально искренним, не опасаясь вышестоящего начальства. Лишний раз показывая, что талант и мастерство — валюта, которой он расплачивается за это удовольствие, — высоко котируются даже, казалось бы, в самых нетипичных для этого местах.

Автор: Алексей Певчев

Источник: Известия