Главная » Интервью » Владимир Познер: «Приятно видеть старые районы, в которых что-то сохранилось»
Владимир Познер: «Приятно видеть старые районы, в которых что-то сохранилось»

Владимир Познер: «Приятно видеть старые районы, в которых что-то сохранилось»

Рестораны «Пушкин» и «Семифреддо», бывшие дома райкомов партии, архитектура Замоскворечья и прогулки по Пречистенке — любимая и нелюбимая Москва  Владимира Познера.

Любимые рестораны или кафе

В последнее время в Москве появились очень хорошие рестораны и открылось много разных кафе. Тем не менее, по-моему, Москва в этом смысле сильно отстает от других больших городов. Таких маленьких, уютных кафе, как в Риме, Париже и Лондоне, у нас очень мало. Конечно, еще и климат московский подводит. Ведь одна из прелестей кафе — возможность сидеть за столиком на улице. В общем, любимого кафе в Москве не появилось.

Что до ресторанов, то я не ресторанный человек и предпочитаю домашнюю кухню. Но все же два любимых у меня есть. Это «Пушкин», который выдерживает свой уровень и который всегда был хорошим местом, куда можно прийти позавтракать. А второй — «Семифреддо». Там очень качественная итальянская кухня, приятная атмосфера, нет этой громкой музыки, от которой можно обалдеть. Правда, там очень дорого, неоправданно дорого.

Любимые бары и ночные клубы

Я никогда не ходил в злачные места. В свое время было очень приятное место — Дом композиторов, а еще лучше был Дом журналистов. Пивной бар, раки. По настрою это было не похоже на современные бары или ночные клубы.

Любимые книжные магазины

Кое-что (и немало) я покупаю на Amazon.com. Хожу я либо в магазин «Москва» на Тверской, либо в Дом книги. Там я знаю людей, руководство, потому что не раз там проходили презентации моих книг. Также у меня есть несколько любимых книжных в Лондоне. Там есть совершенно потрясающий, очень старый книжный на Пиккадилли, в который я всегда заглядываю. И в Париже есть два-три книжных, которые я люблю. А в Нью-Йорке, к сожалению, их стало меньше, но есть огромный Strand c современным и букинистическим отделами. Честно говоря, меня нужно удерживать от книжных магазинов, потому что я могу оставить там все, что у меня есть. И я не собиратель, я читатель. Хотя в Москве на улице Герцена, ныне Большой Никитской, был давно комиссионный магазин иностранной книги, который я обнаружил совершенно случайно. И там продавались великолепно изданные книги, когда-то принадлежавшие, вероятно, состоятельным людям аристократических и буржуазных кругов. Я купил там полное посмертное собрание сочинений Байрона, полное собрание сочинений Шекспира в одном томе, в прекрасном кожаном переплете, и что-то еще. Все за какие-то совершенно смешные деньги.

Любимый магазин одежды

Должен сказать честно, что я никогда не покупал себе ничего из одежды в Москве с тех самых пор, когда я был невыездным. Есть иностранные фирмы Kiton, John Lobb и несколько других, которые мне нравятся. Их магазины есть в Москве, но, конечно, я хожу в них только за границей, потому что здесь, сами понимаете, цены безобразные.

Любимое место для прогулок

Москва — совершенно негулятельный город, в отличие, скажем, от Парижа и Манхэттена. По старой Москве, Остоженке, Пречистенке, старым арбатским переулкам, Патриаршим прудам и вокруг них еще можно пройтись. Но, говоря откровенно, гулять мне по Москве не нравится, и я этим не занимаюсь. Это очень грязный город, где нет свежего воздуха.

Любимое московское здание

Сложно говорить об архитектуре в Москве. Есть ли она? Мне кажется, что в этом смысле Москва несчастный город. Приятно видеть старые районы, в которых кое-что сохранилось из того, что было построено после пожара 1812 года, — например Замоскворечье. Но больше всего я люблю Патриаршие пруды. Мне очень нравятся старые особняки и стиль модерн, который еще прослеживается местами. Дома, где раньше были райкомы партии, а теперь разные ОАО и прочее, тоже очень красивы. Мне нравится старый дом (1904 года постройки), в котором я живу. Видно, что у него есть свое лицо, характер, пропорции.

Самое нелюбимое место

Москва — агрессивный город, недружелюбный. Есть много мест, которые я терпеть не могу. Эти спальные районы — они же никакие, отштампованные клоны. Много лет назад я разговаривал с архитекторами, которые фактически вручную реставрировали старую часть Вильнюса (техника не проходила в узкие улочки), и задал им вопрос: «Почему не снести все это к чертовой матери и не построить современные дома?» На что мне ответили: «Нужно понимать, что человек, растущий в этой красоте, будет другим, отличным от людей, живущих в домах массового производства».

За что любить Москву

Я не люблю Москву. Мне нравится, что она кипучая, что в ней много энергии и она никогда не спит. Но у меня не бьется сильнее сердце при слове «Москва», нет этого щемящего чувства, когда подъезжаю к ней. Когда я подлетаю к Нью-Йорку и вижу силуэт этого города, то всегда у меня гусиная кожа, это захватывающее чувство.

Источник
Фото: Алексеи? Кузьмичев/Grinberg Agency
Текст: Иван Секачев