Владимир Познер о знакомстве с Мохаммедом Али, своей бейсбольной карьере и о том, почему Шараповой не дано обыграть Уильямс

Командная: Вы, наверняка, очень много в жизни общались с по-настоящему великими спортсменами. Кто из них произвел на вас самое большое впечатление?

Познер: Два. Джо Ди Маджо, бейсболист, который был женат на Мэрлин Монро. Это был великий игрок и человек. Я когда… у меня книжка вышла в Америке в 1990 году, я был в турне и приехал в Сан-Франциско, и мне позвонили и сказали: «Не могли бы вы к нам прийти на ужин?» А я был расписан по минутам, говорю: «Нет, ну, что вы, я занят». «Но вы знаете, придет Джо Ди Маджо». Стоп. Даже если президент США меня пригласит, я не могу. Но пошел. Я прихожу, там такие снобы и никакого Джо. Я решил: ну, меня обманули, как мне отсюда уйти? Я так придумал: сейчас скажу так, так. Дверь открылась, и он вошел. Серебристые волосы, грациозная походка. Он ко мне подошел, протянул руку и сказал: «Джо Ди Маджо». А я сказал: «По.. б… ти..». Как 7-летний мальчик, вообще ничего не мог сказать. И он сказал: «У меня для вас кое-что есть». Вынул из кармана бейсбольный мяч и сказал: «Вот это вам». Там было написано: «Владимиру Познеру – человеку, которого я всегда хотел встретить. Джо Ди Маджо». Жизнь состоялась. Все.

Командная: Второй-то кто?

Познер: Второй – это был Мохаммед Али.

Командная: При каких обстоятельствах вы встретились?

Познер: Он был в передаче Донахью. А я там был. Ну, он вообще, конечно… На мой взгляд, это самый великий спортсмен 20 века и, конечно, самый великий боксер, это уж безусловно. Он уже плохо говорил, потому что сильно болел, Паркинсон у него. И когда кончилась программа, я подошел, ну, меня с ним познакомил Фил, мы там поговорили. И в какой-то момент он повернулся к Филу и говорит: «Ты меня обозвал нигером что ли?» Это типично для него. Ну, вообще, конечно, удивительный совершенно… Спортсмен с настоящей гражданской совестью. Это нечасто бывает. Все-таки это такой вид деятельности, что как-то это отвлекает. И отказ воевать… Говорит: «Эти вьетконговцы мне ничего плохого не сделали». Лишиться титула и вернуться – ну, это вообще.

Белоголовцев: Скажите, в принципе, это же старая история для США, когда спортсмен участвует в политической, общественной жизни.

Познер: Нечасто.

Белоголовцев: Тот же Джаббар. Это же позиция.

Познер: Ну, бывает. Это чаще всего черные, во-первых. Потому что все-таки они всегда были угнетаемы и всегда должны были добиваться. Этот знаменитый с черными перчатками на Олимпийских играх – это черные. А вообще, это редко бывает. Все-таки спортсмен – он спортсмен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.