Владимир Познер о знакомстве с Мохаммедом Али, своей бейсбольной карьере и о том, почему Шараповой не дано обыграть Уильямс

Белоголовцев: Мы довольно давно не видели ситуацию, при которой три россиянки выходят в четвертьфинал крупного турнира.

Познер: Давно.

Белоголовцев: Точнее, видели на протяжении какого-то времени, а потом не видели. И вот сейчас вроде как-то несколько турниров подряд все более-менее хорошо. Шамиль Тарпищев всегда звонит в колокол, бьет тревогу: катастрофа, теннис пропадает. Насколько согласны с его, может, немножко напускной, но панической риторикой?

Познер: С теннисом плохо обстоит в России. Ну, все эти наши звезды или подающие надежды тренируются не у нас, тренируются в Испании, в Америке. Кортов у нас нет, получить корт – это целая история. Я, как человек, играющий много и давно, понимаю, как это трудно.

Командная: Корты очень дорогие.

Познер: Они дико дорогие. Часто плохого качества. Это ж неправильно все.

Белоголовцев: Я позволю себе чуть-чуть заступиться. Это разве не общемировая история? Все-таки теннис – это же вид спорта среднего класса.

Познер: О чем вы говорите? Когда я был мальчиком и рос в Америке, это был спорт богатых. Это давно прошло. Теперь спорт богатых – это гольф. Это дорогой спорт. Клюшки и все это. А теннис – нет. Ракетка и все. А играть… Ведь необязательно играть только на траве. Я помню, я играл на бетоне. Это, конечно, неприятная вещь, но играл. Или как баскетбол. Ну, что дорого-то? Корт есть, мяч есть, две корзины и пошел. Нет-нет, это не так. Но я понимаю, у нас климат такой, что нужно гораздо больше кортов крытых, но ведь надувные же есть. Они недорогие. Надули их и все, пожалуйста, играйте. Нет. Надувают не корты, а надувают нас. И дико дорогие…

Командная: Аренда полторы тысячи надувных кортов стоит. А настоящих – две тысячи. Вы упомянули баскетбол. Мне кажется, на баскетбол вас подсадил ваш друг Иван Ургант. Я права?

Познер: Да. Мой папа был капитаном баскетбольной команды, которая называлась «Русский баскетбольный клуб» во Франции, которая стала чемпионом Франции по баскетболу. Когда я был маленький, папа мне подарил такую жестяную коробочку, где были все его медали. Я баскетбол с таких лет обожаю. А Иван Ургант – это…

Белоголовцев: И как же сразу не полюбили, если папа занимался?

Познер: Нет, я любил. В Америке я играл в баскетбол, но я больше любил теннис. Наверное, дело в том, что я все-таки такой…как это сказать… волк-одиночка. Я люблю играть один. Баскетбол – командная игра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.