Владимир Познер о знакомстве с Мохаммедом Али, своей бейсбольной карьере и о том, почему Шараповой не дано обыграть Уильямс

Познер: Навратилова была сильней, наверное, это самая сильная. Но мне Граф просто… Навратилова – мужик в теннисе. Ну, уж чересчур. Хотя потрясающе играла, конечно. Она все умела. И, кстати, тоже очень справедливая была.

Белоголовцев: А сестры Уильямс, по вашей терминологии, мужики или нет?

Познер: Очень хорошие теннисистки, но не более того. Серена – это танк, это не мужчина. Это что-то совершенно несусветное. Мне не хватает красоты.

Белоголовцев: А вы согласны с тем, что мужской и женский теннис – это, возможно… Понятно, что это по-простяцки сказать «разные виды спорта», но отчасти это разные виды спорта.

Познер: Ну, просто женщины и мужчины разные. Знаете, женский футбол отличается от мужского и так далее. Так что, конечно, разное. Очень красивые.

Командная: Вы сказали, что в Серене вам не хватает красоты. В наших девочках красоты просто полно.

Познер: Я имел в виду не физической, Боже упаси. Я имею в виду в игре. В ней нет… С кем бы ее сравнить. Ну, Штеффи Граф. Понимаете, каждый удар – это красиво, это эстетика.

Командная: Как танец был.

Познер: Это элегантно. В ней нет этого. В ней есть «бух».

Командная: Кто из наших девочек больше нравится: Маша Шарапова, Маша Кириленко?

Познер: Маша Шарапова, конечно.

Командная: Что нужно Маше Шараповой, чтобы достичь уровня Серены Уильямс, чтобы когда-то ее победить.

Познер: Ей не дано.

Белоголовцев: Маше Шараповой не дано?

Командная: Как так? Крамольно вы сейчас сказали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.