Владимир Познер о знакомстве с Мохаммедом Али, своей бейсбольной карьере и о том, почему Шараповой не дано обыграть Уильямс

Белоголовцев: Насколько сильно скучаете в России по традиционно американским видам спорта, например, по бейсболу?

Познер: Здесь один вид спорта, который я обожаю и по которому я дико скучаю – бейсбол. Более того, я в России в свое время, в Советском Союзе, создал в свое время команду, которая называлась «Московские чайники». «Чайники» потому что – во. Когда они начали играть, им всем было хорошо за 40. Их надо было учить. Но знаете, что? Кончилось дело тем, что я их вывез в Америку, в Сан-Франциско, на родине Джо Ди Маджо, мы проиграли местным чемпионам, тоже в возрасте, со счетом 7:5, что было очень почетно. Потом мы поехали в Австралию на первенство мира среди любителей. И в своей возрастной группе мы заняли третье место. Так что….

Белоголовцев: Почему бейсбол категорически не приживается в России?

Командная: Это же философия, это же не вид спорта, по сути.

Познер: Ну, это еще какой вид спорта! Конечно, философия. Не знаю. Он прижился сильно в Японии, я уж не говорю Куба, Пуэрто-Рико. Это все тогда… и даже в Голландии неплохо играют, и в Италии неплохо играют. Ну, во-первых, слушайте, стадион – это сложная вещь. Потом как люди будут играть, если нет никакой пропаганды этого спорта? Люди же не видят его.

Белоголовцев: Вы сидите.

Познер: Когда меня выгонят со всего остального, я займусь этим.

Командная: А мне хотелось узнать, как вы миритесь с российским спортом во всех его проявлениях. Вы выросли в этой американской спортивной культуре, где заполненные стадионы, болельщики, которые поддерживают свою команду, открытые спортсмены, на которых хочется равняться. И наши спортсмены, которые не любят давать интервью, которые зажаты.

Познер: Во-первых, они стали лучше. Когда я был молодым еще и работал в Агентстве печати и новости, у нас была группа людей, которая осуществляла… ну, что-то такое, в общем, занимались командой «Торпедо».

Белоголовцев: Информационное сопровождение?

Познер: Не-не-не. Оказывали им чего-то. Ну, я всех знал там: и Стрельцова, и Иванова, и Козанашвили. Тогда ходили на футбольные стадионы. Было много народу, болели, как следует. И на хоккей ходили. Это же был сумасшедший дом – тот хоккей.

Белоголовцев: Что вас сейчас может заставить пойти на футбол, хоккей? На все, кроме тенниса?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.