Владимир Познер: Интереснее всего было поболтать с неаполитанским бандитом

Владимир Познер и Иван Ургант уже прокатились по Америке и Франции, а затем отправились изучать Италию. Результат мы увидим в десятисерийном проекте «Их Италия».

— Во Франции вы родились, в Америке работали… Где связь с Италией? — спросили мы у Владимира Владимировича.

— Во Флоренции долго жила близкая мне тетя. Она умерла в возрте 93 лет. В этой стране у меня много друзей. Но едва ли эти факторы можно назвать побудительным мотивом для съемок. Просто после двух успешных проектов меня попросили сделать фильм об Италии. Это было связано с празднованием Года российской культуры в Италии и итальянской — в России. Правда, картина должна была вый­ти в 2011 году. Но этого не случилось по ряду причин.

— Жанр фильма — исследование, взгляд изнутри?

— Это поиски, попытка понять Италию и показать ее зрителю. Не могу дать точного определения этой работе. Скорее всего, путешествие в неизвестное.

— Вы встречались с известными людьми и параллельно проводили кулинарное исследование?

— В «Одноэтажной Америке» было все ясно — это Ильф и Петров. В «Тур де Франс» тоже понятно — я неплохо знаю эту страну. С Италией было непонятно, с чего начать. Мы составили список из пятнадцати людей и отправились на интервью с ними. Говорили о разных вещах, но всем задали два одинаковых вопроса. Первый: если бы вы могли поехать только в одно место в Италии, куда бы вы поехали? Второй: если бы вы могли съесть только одно итальянское блюдо, какое бы вы съели и где его готовят? Так мы получили список мест, и так выстроился наш маршрут. Поэтому проект назван «Их Италия». Это ОНИ рассказали нам о ней.

 — Какая из встреч вас больше всего удивила?

— Самые сильные впечатления остались от встречи в Неаполе. Когда мы говорим «мафия», подразумевая под этим всю оргпреступность, мы ошибаемся. Мафия существует на Сицилии. В Неаполе другая группировка — каморра. Я встречался с бывшим членом каморры, который отсидел восемь лет. Эта встреча была самая захватывающая, уникальная.

— С Софи Лорен общались?

— К сожалению, нет. Ее агенты запросили за встречу 200 000 евро. Нам показалось, что это форменное безобразие. Думаю, она вообще не в курсе таких торгов.

— Что еще вас шокировало?

— Не стану раскрывать всех карт. Могу лишь сказать, что меня удивило представление, которое у меня возникло об итальянцах. Они сами признаются, что не считают себя итальянцами. В первую голову это тосканцы, неаполитанцы, римляне. И только потом итальянцы. За внешней приветливостью и улыбчивостью скрываются чрезвычайно сложные персонажи — многоступенчатые, с двойным или тройным дном. Эта обворожительность выработана древним народом, которому надо было самосохраниться.

— Вы с Иваном делаете уже третий проект. Как он вам в качестве напарника?

— Давным-давно жили на свете два чешских путешественника Зигмунд и Ганзелка. Они совершили кругосветное путешествие и написали об этом книги. Вот и мы стараемся сделать что-то новое. Иван — человек с открытыми глазами и ушами. С ним интересно! Можно ли назвать то, что мы делаем, журналистской работой? В какой-то степени да, в какой-то — нет. Это не очерки, не статьи. Достаточно иметь живой ум, острый глаз, хороший слух, внутреннюю настроенность. Все это у него есть.

— Если бы вы могли поехать только в одно место в Италии, куда бы вы отправились?

— Вопрос не только в том, куда, но и когда. Я бы посоветовал поехать в самое нетуристическое время — в ноябре или декабре — в Венецию. Там очень мало народу. Бывают наводнения. Город окутан туманом. Походить по этому таинственному городу и почувствовать его — это уникальная вещь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *