12 марта в программе “Познер” – Константин Ремчуков

К.РЕМЧУКОВ: Да. Но мы сейчас говорим о Путине. Поэтому очень долго в этой кампании не было этого врага. И результаты “Единой России” на выборах в декабре, у которой не было врага, показали, что, оказывается, без такого рода мобилизации партия власти не может показать тот результат, на который она рассчитывала.

В.ПОЗНЕР: Могу ли я интерпретировать то, что вы говорите, таким образом, что вы-то, скажем так, уверены, что Путин не считает этих людей, которые выходили на Сахарова и на Болотную, врагами России?

К.РЕМЧУКОВ: Безусловно.

В.ПОЗНЕР: И, следовательно, это надо иметь в виду, когда мы думаем о том, что будет дальше. И вы говорите еще такую вещь: “Проблемы России настолько серьезны, что я просто не понимаю, как Путину дальше рулить. Потому что я неоднократно говорил и утверждаю сейчас, что от модели Путина, которая функционировала в течение 11 лет, нужно отказываться, и отказываться придется самому Путину. Чтобы отказаться от модели Путина, нужно отказаться от многих людей, которые в эту модель сильно имплантированы”. Опять, как? Если до этого вся стратегия била на то, чтобы эти люди сохраняли лояльность, ни одного человека не сдал, и это передавалось по всей системе сигналом: “Путин своих не сдает”. Но двигаться вперед, не сдав, нельзя. Но как только ты кого сдал, ты становишься уязвимым. Три вопроса сразу по этому поводу. Первый: может ли Путин сам отказаться от своей модели? Вообще он способен, на ваш взгляд? Второй: зачем ему отказываться при поддержке 60 с лишним процентов населения? И третий: от кого конкретно, на ваш взгляд, ему нужно отказаться?

К.РЕМЧУКОВ: Ну не я же стал Президентом, стал Путин добровольно, судя по всему. Потому что был вариант, я так понимаю, что мог бы и другой человек стать Президентом. Зачем? Значит, у него есть инстинкт власти, жажда власти. Он провел, с моей точки зрения, настоящую предвыборную кампанию, эмоциональную, вовлеченную, начал ее раньше всех, в июне месяце, созданием Народного фронта. Он власть получил, 64%. Но чтобы удержать власть и быть легитимным, то есть способным решать проблемы людей внутри системы, ему нужно предложить обществу, даже этим 64%… Мы знаем, как быстро может улетучиваться любовь к вождям, когда они перестают удовлетворять потребности людей. В новейшей истории России мы видели, как быстро улетучился рейтинг Горбачева, а впоследствии и рейтинг Ельцина. Просто быстро. А рейтинг у них был в пиковые моменты выше, чем у Путина.

В.ПОЗНЕР: Значительно выше, да.

К.РЕМЧУКОВ: Вот она, живая история, мы все через нее прожили. Отказ от модели Путина. Под моделью Путина я понимаю тот тип государственно-монополистического капитализма, который базируется на государственных монополиях и государственных корпорациях как способе достижения экономического роста, с минимальным развитием конкуренции и с упором на доходы от внешнеторговой деятельности, прежде всего минерального сырья. Эта модель не позволяет вписаться в число, как говорят умные люди, бенефициаров, или выгодоприобретателей, от реформ большей части населения страны. Будущий долгосрочный экономический рост может быть обеспечен на путях развития микроэкономики в стране. Про макроэкономику, макроэкономическую стабильность говорят все. Зюганов, может быть, даже уже лучше, чем кто-то другой, может говорить про макроэкономическую стабильность. Микроэкономика – обратите внимание, почти никто не использует такой термин, хотя на самом деле долгосрочные предпосылки роста формируются только микроэкономическими реформами. Что под этим подразумевается? Развитие конкуренции, поддержка частного предпринимательства, подготовка, переподготовка кадров, поддержка инвестиций, поддержка инноваций. Сплошным образом на всей территории страны. Почему это важно? Потому что капитал в глобальных условиях сканирует земной шар на предмет того, где есть вот такие условия.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *