12 марта в программе “Познер” – Константин Ремчуков

В.ПОЗНЕР: Принципиально важный вопрос. “Если Владимир Путин по-прежнему, как недавно во время прямой линии с народом, считает, что ему противостоят не столько его личные враги, сколько враги России, то это один сюжет, сценарий, вариант развития. С врагами надо обращаться по законам нашего непростого времени, времени революций и бунтов, свержения монархов, диктаторов и тиранов. А если вдруг Владимир Путин поверит, что его критикуют нормальные сыны и дочери России, люди, которые за ее процветание и будущее готовы не только выйти на площадь, но и своими силами преобразовать ее в современное государство, то ему нужно срочно начинать с ними диалог на равных”. Это ваша статья “Кто противостоит Путину? Враги России? Или ее будущее?” в вашей газете от 26 декабря. Вы-то сами как считаете? Кто противостоит Путину? Его враги? Враги России? Или те, кого вы называете нормальными сыновьями и дочерьми России, люди, которые за ее процветание?

К.РЕМЧУКОВ: Да, эту статью я иллюстрировал фотографией, в которой было написано: “Фото Константина Ремчукова”, – а на фотографии Николай и Максим Ремчуков. Тем самым месседж был более чем недвусмысленный, что наша семья относится к числу тех людей, которые были на Сахарова и которые не считают себя врагами России. Я, может быть, не будущее России в связи с возрастом, но дети-то мои – точно будущее, они никуда не уехали, и они хотят жить здесь. И я буду делать все, чтобы жизнь здесь была для них жизнью, в которой они реализуют весь свой потенциал.

В.ПОЗНЕР: Я задаю этот вопрос, потому что, я считаю, он крайне важен. Есть группа людей, которых я называю “путинскими опричниками”. Я могу назвать их фамилии, но дело не в этом, они знают, и вы знаете. Это люди, которые с пеной на губах называют тех, кто выходил на площадь и так далее, предателями, называют их врагами, называют их оранжевой слизью и так далее. С одной стороны. С другой стороны, сам Путин, выступая, говорит: “Умремте ж за Москву”. Это как? Если умереть за Москву, значит, есть враг реальный? Я понимаю, что это не Наполеон. Вообще я как француз как-то думаю, может, Саркози надо задуматься, что будет? Ну, это я в шутку, ладно. Но на самом-то деле что это такое?

К.РЕМЧУКОВ: Моя гипотеза состоит в том, что это приемы предвыборной риторики.

В.ПОЗНЕР: Только?

К.РЕМЧУКОВ: Мне кажется, да. Потому что сейчас есть косвенное подтверждение моей гипотезе, что в разговоре с Обамой Путин сказал: не будем обращать на некоторую избыточность, экспрессивность (я своими словами говорю), которая звучит на эмоциональном накале в ходе предвыборной кампании, давайте работать конструктивно и вместе. То есть внешнеполитический аспект проблемы он перед Обамой снял, что не надо слушать все то, что мы говорили про Америку.

В.ПОЗНЕР: “То, что я говорю”. Он же сам говорил.

К.РЕМЧУКОВ: Да. Я думаю, что наступит момент, когда он обратится и к нашему народу, объясняя, что это был способ мобилизации его электората. До сих пор все предвыборные кампании в России шли для власти с помощью метода мобилизации людей и внешнего врага.

В.ПОЗНЕР: Не только у нас. Буш тоже оперировал внешним врагом.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *