12 марта в программе «Познер» — Константин Ремчуков

В.ПОЗНЕР: Вы купили «Независимую газету» у Бориса Березовского.

К.РЕМЧУКОВ: Да.

В.ПОЗНЕР: Не на деньги, которые платил вам Дерипаска, очевидно. Нет?

К.РЕМЧУКОВ: Нет.

В.ПОЗНЕР: Нет. Хорошо. Вы были тогда госслужащим, когда вы купили.

К.РЕМЧУКОВ: Да.

В.ПОЗНЕР: И оформили это на свою жену Елену. Пообещали превратить газету в экономически эффективное и качественное издание. О качестве говорить не будем, потому что, в конце концов, это дело вкуса в какой-то степени. А как насчет бизнеса? Это выгодный бизнес сейчас, «Независимая газета»? Стал ли экономически выгодным?

К.РЕМЧУКОВ: Да, в 2008 году. Коротко отвечу на первую часть вопроса. Просто это интересно. Когда я в 2003 году летом ушел из компании Олега Дерипаски и потом в декабре 2003 года Союз правых сил не попал в Думу, я начал размышлять, чем мне заниматься. Я ничем не занимался. И провел семейный совет с детьми (у меня трое замечательных детей и жена) и сказал, что мне бы хотелось… Тем более появились слухи на рынке, что Березовский, вполне возможно, готов расстаться с «Независимой газетой». Я до этого довольно часто публиковался в «Независимой газете», мне это нравилось с самого первого номера издания. Я хотел бы купить. Дети сказали: «Пап, ты вправе заниматься тем, чем ты хочешь». Мы полетели с женой в Лондон, встретились. Но мы не договорились по цене. Это был март 2004 года. Потому что цена, по которой я хотел, у Березовского было другое представление о цене. И я вернулся в Москву и через два месяца получил предложение от Германа Грефа пойти к нему в министерство работать. И я стал работать помощником Грефа. Проходит год, и вдруг мне звонят представители Березовского и говорят: «А у вас интерес не пропал?» Я говорю: «Нет, не пропал». Начались переговоры, мы договорились о сделке. Но потом что-то расстроилось, потому что не было аппарата, который мог предоставлять мне документы. И вдруг мы договариваемся, и я, чтобы не нарушать закон о госслужащих, потому что это был бы конфликт, я откровенно говорил, что покупаю я, но оформляю на жену, потому что было бы совершенно ужасно, если бы помощник Грефа… Мне казалось, это честнее объявить. Тем более мы с женой живем долго, наше имущество совместно нажито. И на нее была оформлена сделка, это было 5 августа 2005 года. Но уже в сентябре 2005 года, буквально в следующем месяце, я написал заявление Грефу с просьбой освободить меня от должности помощника. Он не хотел отпускать. Я ему говорил: «Видишь, какое общественное мнение может быть плохое?» На что Греф спокойно сказал: «Да плевать на общественное мнение. Я же вижу, что ты работаешь». Но я чувствовал этот конфликт. Вот тут я чувствовал конфликт интересов, быть владельцем «Независимой газеты», которая часто критикует правительство.
И я ушел из министерства и был владельцем газеты полтора года. И полтора года мне не нравился бизнес (это отвечая на вторую часть вашего вопроса) газеты, она была убыточна, приходилось дотировать ее каждый месяц. И 12 февраля 2007 года, ровно через полтора года после покупки, я принял решение сам стать генеральным директором и главным редактором, и через год и три месяца, в мае 2008 года, газета перестала приносить убытки. С мая 2008 года, включая всю кризисную составляющую, наш баланс положительный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.