Дмитрий Рогозин в программе «Познер»

«Нынешнее НАТО не является для нас угрозой, — уверен постоянный представитель РФ в Североатлантическом альянсе Дмитрий Рогозин. — По той простой причине, что там внутри есть страны, которые имеют с нами глубокие отношения и которые не позволят НАТО антагонизироваться, и, тем более, стать реальной грозой для РФ».

По словам Д.Рогозина, серьезное испытание отношений России и НАТО состоялось в августе 2008 года. «Были такие силы, которые выступали за высадку экспедиционного американского корпуса на Южном Кавказе, — пояснил он. — И именно европейцы этот вопрос заблокировали, фактически НАТО тогда повисло на штанах у американцев, помешало им действовать решительно». Вместе с тем, политик признает, что «в НАТО есть и силы, которые не дружественны по отношению к нам, которые, действительно, пытаются нас иногда обманывать».

По мнению Д.Рогозина, саммит Россия – НАТО, прошедший в Лиссабоне, можно считать прорывом в отношениях. «Нам было интересно, что НАТО думает сама о себе, и что НАТО думает о России, и по двум вопросам мы получили достаточно твердый ответ с учетом нашей позиции, — отметил постпред России в НАТО. — Первое: НАТО заявило о том, что она уважает международное право и говорит о главной роли совета безопасности ООН в решении вопросов применения силы, в второе — мы увидели заверение в том, что ни один вопрос в Европе не может быть решен без России, а тем более против нее».

Д.Рогозин выразил уверенность в том, что шансов на вступление в североатлантический альянс Украины и Грузии «нет никаких». «Украинская политическая элита, даже проатлантическая ее часть поняла, что тема вступления в НАТО приведет к деградации украинской государственности, они испугались и отошли в сторону, — пояснил политик. Что же касается Грузии, то, по его словам, проблема в том, в каких границах принимать эту страну в Альянс. «Принимать в тех границах, которые признает Запад, то есть вместе с Абхазией, с Южной Осетией и с нашими военными базами, — невозможно, — отметил Д.Рогозин. — Второй вариант – принять то, что осталось после авантюры Саакашвили, то есть признать существование Грузии без Абхазии и без Южной Осетии, но и на это Запад не пойдет».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *