Горячие новости

Мемуары

Воспоминания Владимира Познера о своей жизни.

Владимир Познер о революции и эволюции

Согласно Эвклиду, самое короткое расстояние между двумя точками на плоскости – прямая линия. Впрочем, эта аксиома неприменима к геометрии Лобачевского, открывшей новую эру в понимании пространства. Полагаю, что история куда более многомерна, чем могут себе представить даже самые выдающиеся математики. Какая «линия» соединяет Второй съезд Советов, на котором 8 ноября 1917 года выступал Ленин, и Первый съезд народных депутатов, на …

Читать дальше »

Владимир Познер: «Революция, даже в самом удачном своем варианте, – дело малоприятное»

Владимир Познер

В 1830 году перед смертью Симон Боливар писал: «Те, кто служат делу революции, вспахивают море». Поразительный образ. Можно ли придумать более тщетное занятие, чем пахать море? На самом ли деле революция – это лишь пена, волна, которая, успокоившись, сливается с безграничными водами нашей истории? Нет ясного ответа на этот вопрос, ведь современная история предлагает нам лишь несколько революций: Франция, Россия, …

Читать дальше »

Такого человека невозможно «захлопать»

В последний день работы Первого съезда народных депутатов в июне 1989 года я вместе со всей страной и, возможно, со всем миром наблюдал торжественный финал того, что можно было бы назвать и трагедией, и драмой, и комедией шекспировского масштаба и страстей. У трибуны стоял пожилой мужчина, выглядевший старше своих лет, он стоял твердо, упрямо, требуя, чтобы ему дали возможность обратиться …

Читать дальше »

Владимир Познер: «Мое возвращение было сладко-горьким»

Я прекрасно отдаю себе отчет в том, насколько подозрительно мое утверждение, будто я приехал в Америку (в конце 80-х) не для того, чтобы найти там подкрепление моим политическим убеждениям. Тем не менее это так. Столкнувшись с бедностью в столь богатой Америке, увидев ужасающую нищету, существующую бок о бок с неслыханной роскошью, я не потирал руки от удовлетворения. Мое возвращение было …

Читать дальше »

Владимир Познер: «Мы видим и слышим лишь то, что хотим видеть и слышать…»

Если существует одно-единственное событие, которое изменило и затем определило мой жизненный путь, то им стала холодная война. Она вынудила моих родителей покинуть Америку. Она не позволила им вернуться во Францию. Она сделала моему отцу предложение, от которого он не мог отказаться, – советская работа в Восточном Берлине. Она была причиной нашего приезда в СССР. Не будь ее, холодной войны, моя …

Читать дальше »

Владимир Познер: «Это письмо всегда находится там, где я легко могу до него дотянуться»

Я хорошо помню, когда и где испытал почти невыносимое чувство печали от осознания этой истины: это было 27 мая 1986 года в Сан-Франциско, в километре от моста Золотые Ворота, ровно через год после смерти в этом городе моей матери. В течение десяти лет с момента ухода моего отца она постепенно теряла интерес к жизни. Она, разумеется, ходила в магазин, навещала …

Читать дальше »

«Образ «плохого русского» возник в результате десятилетий идеологических усилий»

После первой передачи с Донахью я отправился в свою родную школу «Сити энд Кантри» в сопровождении бостонской телевизионной съемочной группы станции WGBH, которая готовила часовой документальный фильм «Не совсем типичный русский, или Дело Познера». Телевизионщики сильно удивились, когда я устроил им экскурсию по школе – ведь я не забыл ничего. Я показал им, где прежде располагался кабинет директора и создателя …

Читать дальше »

«Мне много раз приходилось объяснять американцам, что такое пуд соли, который надо разделить»

Когда американцы пеняли Советскому Союзу по поводу его недостатков и грехов, они неизменно говорили и об отсутствии свободы вероисповедания. Я не стану возражать – не потому, что они правы (хотя свободы вероисповедания в СССР было существенно больше, чем это представляли себе почти все американцы), а потому, что им, американцам, следовало бы хорошенько подумать прежде, чем отдаться столь характерному для них …

Читать дальше »

Владимир Познер: «И вдруг я понял: мне казалось, будто я никогда и не уезжал»

4 мая 1986 года, после тридцативосьмилетнего отсутствия, я вернулся в Америку, в страну моего детства и отрочества. Поездка была организована несколькими местными телевизионными станциями городов Нью-Йорка, Чикаго, Бостона, Вашингтона, Сан-Франциско и Сиэтла. Полет от Шереметьево-2 до аэропорта имени Джона Фицджеральда Кеннеди длился десять часов, считая один час стоянки в Гандере, где советские авиалайнеры садились для дозаправки (там, на Ньюфаундленде, это …

Читать дальше »

Владимир Познер: «Вдруг показалось, что время спрессовалось, сложилось, словно подзорная труба»

В начале 80-х я провел месячный отпуск во Франции по приглашению моей тети Тото – Виктории Александровны, сестры отца. Я прибыл на Восточный вокзал Парижа, где она встретила меня со своим мужем Рожэ, моим «дядей-конем» (он сажал меня, пятилетнего, на плечи и уносил вниз в бомбоубежище во время налетов немецкой авиации в 1940 году). Теперь, мы поехали к ним домой …

Читать дальше »

Кэш:0.14MB/0.00057 sec