Главная » Колонка В.Познера » Мемуары » Владимир Познер: «Советская система представляла собой социально-политический эксперимент»

Владимир Познер: «Советская система представляла собой социально-политический эксперимент»

Советский Союз прекратил свое существование через два с небольшим месяца после моего переезда в Нью-Йорк.

Помню, я встретил эту новость не только без сожаления, но и без удивления: для меня было ясно, что советская империя, как и любая другая, неизбежно развалится. Конец был ожидаемым, сюрпризом же явилось то, насколько легко и бескровно это произошло. Думаю, это связано прежде всего с тем, что «метрополия» – Россия – хотела избавиться от «колоний» – республик. Этого желал Борис Николаевич Ельцин. Наверное, у него имелось на то много причин, но одна очевидна: упразднив СССР, Ельцин лишал президентского кресла Горбачева и таким образом становился единоличным лидером. Двигали им, в этом я уверен, честолюбие и жажда власти. Ведь если бы Ельцин хотел удержать бывшие республики и ради этого был бы готов применить силу, тогда пролилось бы много крови – как в случае крушения всех империй новой истории (Португальской и Испанской, Голландской и Британской, Австрийской и Французской). Ельцин, повторюсь, стремился избавиться и от Горбачева, и от республик, а республики стремились к независимости.

В доказательство того, что советский народ хотел сохранить СССР, Горбачев, и не только он, ссылается на референдум 17 марта 1991 года. На нем «да» сказали семьдесят шесть процентов проголосовавших. Эта цифра заставила меня вспомнить слова Марка Твена о том, что ложь бывает трех видов: просто ложь, отъявленная ложь и статистика. В тех республиках, которые были против референдума (Латвия, Литва, Эстония, Азербайджан, Армения, Грузия) и где прошли собственные опросы на тему «хотите ли вы, чтобы ваша страна вышла из состава СССР и стала независимой и демократической?», подавляющее большинство ответили «да».

Понятно, что этнические русские, которые составляли чуть больше половины населения страны, желали сохранения СССР, за то же выступала немалая часть этнических украинцев и белоруссов и малая часть этносов других республик. Вот так получились эти семьдесят шесть процентов. Но совершенно очевидно, что если бы референдум проводился отдельно по республикам, то картина вышла бы принципиально иной. Что, собственно, и подтвердилось через несколько месяцев, когда СССР юридически перестал существовать.

Советская система представляла собой социально-политический эксперимент, подопытными кроликами которого были люди. Опыт, обещавший рай на земле, принес ад. За семьдесят четыре года своего существования эта власть лишила жизни не менее шестидесяти миллионов человек. Если вывести среднюю годовую, получится 800 тысяч (в книге ошибка "восемь миллионов" - ред.) убитых в год. Такой смертельной «урожайности» не знала ни одна система.

Я придерживаюсь убеждения, что люди, возглавлявшие советское государство, являлись преступниками. Жаль, что некому было посадить их на скамью подсудимых, жаль, что некому было их судить: сам советский народ, сама эта «новая историческая общность» поддерживали систему, способствовали ее реализации.

Не состоялся бы Нюрнбергский процесс, если бы судьи и прокуроры не были иностранцами. В нацизме виновен был немецкий народ, и не мог он судить самого себя. Нюрнбергский процесс случился только потому, что Германия проиграла войну и была оккупирована. СССР тоже проиграл войну – только «холодную» – и никакой оккупации не подвергся. И в результате получилось то, что получилось: сегодня в России правят те, кто был самым горячим поборником советского строя, это те самые люди, которые орали «Да здравствует!», люди, чьи аплодисменты переходили в овацию, люди, которые во времена сталинского террора выходили с плакатами «Собакам – собачья смерть!», клеймили Пастернака, Сахарова и Солженицина, это те самые партийцы и комсомольцы, которые тогда клялись своими билетами, а ныне истово размахивают крестами и целуют руку патриарху и прочим сановникам церкви.

Купить книгу "Прощание с иллюзиями"

Один комментарий

  1. Vasily Nikonov

    60 74 = 0.81 млн. в год

    Ну а потом, многие жертвы являются следствием февраля, а не октября 1917 года.
    Нюрнберг по либералам тоже нужен, ибо нельзя, с одной стороны, убеждать крестьян срывать посевную чтоб скорее рухнул СССР, а с другой списывать жертвы этой пропаганды на красных. Нельзя одновременно винить в изъятии зерна и вешать на власти катастрофу начала войны. Зерно большевики изымали не удовольствия ради, а чтобы поднять индустрию — чем воевать, если заводы разрушены? На что станки покупать?
    А в итоге, обиженные украинцы пустили немцев аж до Волги, отдав 3000 оборонных завода врагу, и вместо продолжения наступления (после битвы под Москвой) мы получили Стаинград и отсрочку победы на год.
    Либералы должны ответить за свои преступления, а не вешать всех собак на красных.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Кэш:0.16MB/0.00066 sec