Главная » Видео » Встречи с В. Познером в "Жеральдин" » Владимир Познер: «Есть ощущение, что может быть, будет некоторый сдвиг к нормализации отношений»

Владимир Познер: «Есть ощущение, что может быть, будет некоторый сдвиг к нормализации отношений»

- Голосуете ли вы вне России – в Америке, Франции, принимали ли вы участие в праймериз во Франции или вам это не интересно. И еще на французскую тему: знакомы ли Вы лично с Жаном-Мари Ле Пен и его дочерью. Если да, то ваши личные впечатления, если нет – то хотели ли бы вы кого-нибудь из них пригласить в свою программу?

- Я действительно голосую. Поскольку у меня три гражданства и я считаю, что я обязан голосовать, считаю, что это гражданский долг. Поэтому я голосовал в Америке. Не спрашивайте, за кого – не скажу. Там было три кандидата на самом деле, а не два. Был еще такой Джонсон, который представлял либертарианскую партию. Я принимал участие во французских выборах, еще не президента, и буду, конечно, принимать участие в президентских выборах.

Что касается Ле Пен – я не знаком ни с ним, ни с ней. Да, конечно, я хотел бы пригласить в свою программу. Это очень яркая фигура, интересная фигура. И вне зависимости от того, победит она или нет... Я думаю, что шансов у нее немного, но они есть, и я бы ее, конечно, пригласил.

Вообще, я бы пригласил в свою программу любого человека, который оказывает влияние на то, что происходит в мире. И мне не важно, каковы его политические взгляды. Важно как-то раскрыть его и постараться понять, что там тикает внутри. Так что да, конечно, я бы ее пригласил, и может быть, даже удастся это сделать.

- Что в последнее время пишет о Путине американская пресса?

- Вы знаете, любопытная вещь: я специально стал смотреть американскую прессу и не только американскую, вообще, американскую и английскую – что они пишут о Путине. Ну, уже два года Путин изображается как настоящее пугало. Я бы принес эти обложки разных журналов – к сожалению, у меня нет их с собой. Это никакая не желтая и не гламурная какая-то пресса, а такая серьезная политическая пресса. И там Путин... то он вурдалак, то еще что-то. Ну, невероятно – то он весь темно-синий, а зрачки зловещие – красные, причем они изображены в виде наших военных самолетов-истребителей. Бог знает что. Вообще, он превратился в такого страшилу – гораздо страшней Сталина, не говоря обо всех остальных.

И вдруг – последний номер журнала Newsweek, Путин тоже на обложке. Но только нормальный Путин, и заголовок: «Почему мы не можем дружить?». Это прямо поразительно. Я думаю: а где же принципиальность? Правда, статья такая – что, мол, с Путиным трудно. Но обложка! Остальные обложки – там одна сделана потрясающе – помните, когда сбили этот малайзийский самолет, журнал Time вышел (это – очень уважаемый журнал в Америке): красная обложка и в нижнем левом углу идет бодрый в черном костюме Путин, и он отбрасывает большую тень, а тень – в виде самолета. То есть понятно, кто сбил. А потом есть очень страшные, где Путин в темных очках, а за очками взрывы... И вдруг такое. Так что сейчас тональность чуть-чуть меняется, но все в ожиданиях.

На самом деле сторонников того, чтобы преобразилось движение между Соединенными Штатами и Россией, нет. В самом сенате, опять-таки очень влиятельном органе... Я отступаю: сенат и палата представителей на самом деле очень влиятельные силы, они могут не дать президенту что-то сделать, в отличие от нашей Государственной думы, уж не говоря о Совете Федерации, который вообще не очень понятно, для чего существует. Но тем не менее существует. Так что это принципиальные, разные вещи. И когда я говорю, что может быть Трамп даже и хотел что-то изменить – мол, зачем эти санкции и все такое. Но он не может сказать: так, санкций больше нет. Не может. Санкции были приняты сенатом. Сенат может сказать: извините, мы с вами не согласны – и он никуда не денется. То есть система такая, иная. Поэтому невозможно предсказать ничего, и поэтому я говорю, что нас ждет интересное время... Но есть ощущение, что может быть, будет некоторый сдвиг к нормализации отношений. И это проявилось в той обложке, о которой я вам сказал.

- Инициируемый в Америке, в некоторых штатах пересчет голосов может реально привести к каким-то изменениям?

- Видите ли, кто требует пересчета? Во-первых, сам Трамп потребовал, когда он уже выиграл. Он говорит, что у него украли некоторое количество, миллионы голосов – врет с легкостью необыкновенной. Один человек сказал о нем: «Все, что говорит Трамп, – это вранье, включая слова НО и ЕСЛИ». Трамп говорит, что были украдены несколько миллионов голосов. Не знаю. Если бы этот пересчет отнял бы у него голоса выборщиков, причем значительное количество, то это бы могло сыграть роль. Но я не вижу этой возможности совершенно. У него отрыв в количестве выборщиков очень большой.

Видеозапись:

Из выступления Владимира Познера в "Жеральдин" (29.11.16)

Новости партнеров

Кэш:0.16MB/0.00057 sec