Главная » Видео » Встречи с В. Познером в "Жеральдин" » Владимир Познер: «Могу вам сказать, что нас ожидает интересное время»

Владимир Познер: «Могу вам сказать, что нас ожидает интересное время»

Я был в Штатах перед выборами, во время выборов и, естественно, после. И я хотел бы с этого начать нашу встречу, поскольку то, что происходило, произвело на меня очень сильное впечатление. Вы знаете, для меня американские выборы привычны, понятны и, конечно, там всегда бывает борьба и, как правило, до конца неизвестно, кто победит. Америка – такая страна, она очень непредсказуемая, и в последние дни может что-то такое произойти, что сразу все изменит. Но в данном случае буквально все службы изучения общественного мнения, все службы опросов, все самые авторитетные средства массовой информации в один голос говорили о том, что не только победит Хиллари Клинтон, но она победит с колоссальным разрывом. В том смысле, что все это как бы вообще погребет под собой Трампа.

Накануне выборов, то есть 7 ноября, я был в одной квартире, куда приходил председатель (приходила, потому что это женщина) Демократической партии. Надо сказать, что в Америке председатель партии – это не то, что у нас. Потому что у нас председатель партии баллотируется и он главный. Там это более техническая должность, но тем не менее важная. Она приходила со второй женщиной, которая отвечает за сбор средств для Демократической партии. И они обе с таким громадным удовольствием говорили о том, что вот, мы победили, мы это уже знаем, так что уже можно праздновать, причем в этот вечер – последний вечер перед выборами – и Трамп, и Хиллари Клинтон проводили свои вечера со своими будущими избирателями, причем по телевидению показывали именно ее, а не его. При этом она проводила это выступление в Филадельфии – в том здании, где хранится так называемый Колокол свободы и где была подписана американская Конституция. То есть это такое знаковое место, и там она выступала. Сначала выступала жена Обамы – Мишель Обама, блестяще совершенно выступала – пожалуй, это было лучшее выступление, потом выступал сам Обама. Он оратор, конечно, даже очень хороший оратор, и выступил соответственно. А потом уже выступала сама Хиллари. И вот эти две женщины и те немногие гости, которые еще были в этой квартире – мне трудно даже вам передать – они кричали «ура», они размахивали руками, они аплодировали, глядя на экран телевизора. И у меня сложилось ощущение, что что-то не так, что слишком все уверены в ее победе.

На следующий день, 8-го, в этой квартире, где я, собственно, жил (эта квартира принадлежит моим близким американским друзьям), собрались, наверное, человек 50, было шампанское, была даже икра (а в Америке, надо вам сказать, что в Америке икра – это дико дорогая вещь, гораздо более дорогая, чем у нас) и была готовность торжественно отпраздновать победу Хиллари Клинтон. Я должен вам сказать, что вообще американская интеллигенция, люди с высшим образованием, представители искусства, культуры, люди, работающие в высших учебных заведениях, – вся эта часть Америки, на 90 с лишним процентов – была за Хиллари Клинтон. Даже в мыслях не допускали победы Трампа. Когда начался репортаж, причем на всех каналах (в Америке много каналов, так же как, впрочем, и у нас), но основные каналы – это Эй-би-си, Си-би-эс, Эн-би-си, Фокс, Си-эн-эн – пожалуй, пять главных каналов – примерно в семь часов вечера они начали репортаж. Выношу за скобки – это делалось абсолютно блистательно. Уровень техники, уровень показа, уровень компьютерной графики и уровень самих комментаторов вызывают лично у меня зависть. Хотя у нас очень неплохо. Но конечно, до этого мы не дотягиваем. Это делалось... просто, чтоб дать вам пример: если взять карту Соединенных Штатов, там 50, есть еще отдельно Гавайи, но они в океане. И Аляска тоже отдельно, выше Канады. А так 50 штатов, и каждый штат имеет свой цвет, когда речь идет о выборах: красный – цвет Республиканской партии, синий – цвет Демократической партии. И окрашивают штаты тем или иным цветом, в зависимости от того, как, во-первых, они проголосовали на прошлых президентских выборах, и, во-вторых, в зависимости от того, как они обычно голосуют – мол, это традиционно демократический штат или все-таки это республиканский. И тогда соответствующая окраска. Так вот, они брали штат – предположим, он красный, еще только начали голосовать.

И возникает такое впечатление, будто вы видите этот штат с самолета с высоты 10 тысяч метров. Но самолет начинает снижаться, и тогда начинает укрупняться какое-то место: оно становится все крупнее и крупнее, и в конце концов становится просто одним избирательным округом. В штате их множество, и вы видите, как этот избирательный округ становится то более красным, то более синим – по мере того как поступают голоса. Колоссально, как правило, это держит, как ни один сериал. И комментаторы, надо отдать должное, не проявляя симпатии к тому или другому кандидату, просто вам рассказывает, что происходит, рассуждая на эту тему. Вы, наверное, знаете, что в Америке выборы непрямые, они двухступенчатые. Поэтому борьба идет не столько за общее количество голосов, а за так называемых выборщиков. В каждом штате есть республиканские выборщики и демократические, одинаковое количество в данном штате. Но в самих Штатах количество выборщиков разное, потому что зависит от населения: чем больше население, тем больше выборщиков. Скажем, самый населенный штат, в данном случае Калифорния, имеет самое большое количество выборщиков – как Демократической партии, так и Республиканской. И вот такая хитрая штука: предположим, я представитель Демократической партии, а вы – представитель Республиканской. Идет голосование, и я у вас выиграл по количеству поданных голосов – у меня на один голос больше. Всего на один. Предположим, условно говоря, всего в штате 10 миллионов голосов, а я получил пять миллионов и один, а вы 4 млн 999 тыс. и т.д. – у меня больше на один голос. Согласно закону, я получаю всех выборщиков – своих, демократических, а вы, проигравший, получаете ноль. Значит, я получаю большое количество выборщиков, а вы получаете ноль выборщиков – при том, что вы мне проиграли всего один голос. Теперь представим следующий штат, где не 10 млн населения, а три миллиона. И поэтому у них выборщиков гораздо меньше. И в этом другом штате вы получили все голоса, а я не получил ни одного. Суммарно ваши все голоса плюс Калифорния дают вам, конечно, больше голосов, но вы в том маленьком штате получили совсем немного выборщиков, и вот поэтому я у вас выиграл. Потому что именно выборщики голосуют за президента. Поэтому борьба идет за ключевые штаты, чтобы получить как можно больше выборщиков, а не как можно больше вообще голосов. И Хиллари Клинтон получила примерно на два миллиона больше народных голосов, а выиграл Трамп, потому что его команда точнее рассчитала, за какие штаты надо бороться.

И вот когда это происходило, когда мы видели, как постепенно растет преимущество Трампа... Вы знаете, я никогда не был свидетелем такого отчаяния тех людей, которые собрались. Не разочарования, не то, что «я хотел, чтобы выиграл вот этот», – а просто отчаяние. Многие плакали. Нам с вами, людям гораздо более циничным в силу нашей истории, плакать оттого что не этого выбрали, – мы бы не стали. Ну, выбрали – и выбрали, бог с ним. Америка все еще довольно наивная страна, и в этой наивности есть что-то привлекательное на самом деле. В данном случае люди говорили, что все, это конец, Америка на этом закончилась. В Белый дом пришел человек, который абсолютно не ценит наши основы и который приведет нас к катастрофе. Если вы читаете иностранные газеты, в интернете это же легко сделать, «Нью-Йорк таймс», например, – вы увидите, что страна по-настоящему расколота. По-настоящему. И есть вот это половина, которая против Трампа, которая чуть ли не призывает к революции, говоря, что все – это катастрофа. Катастрофа! И на фоне того, что происходило в это время у нас, когда, узнав о победе Трампа, Государственная дума бурно аплодировала... Когда большинство нашего населения, которое, конечно, ничего в этом не понимает, в общем-то было за Трампа, – это совершенно поразительный контраст. Понятно, что, исходя из того, что Трамп в общем ничего плохого о России не говорил и ничего о Путине не говорил, – наоборот, даже говорил хорошее... Не то что страшно похвальное, но говорил, что сильный лидер, намного сильнее Обамы, что понятно, почему русские его любят, говорил, что скорее всего, сможет договориться с Путиным. В отличие от Клинтон, которая говорила очень негативные вещи, в том числе и о Путине, причем иногда даже оскорбительные. Понятно, что когда это доводилось до сведения наших зрителей, то понятно, что люди были больше за Трампа. Все-таки в конечном итоге мы же не хотим ссориться с Америкой. В конечном итоге мы бы хотели, чтобы были хорошие отношения, несмотря на весь антиамериканизм, который сегодня существует. Поэтому когда многим кажется, что может быть, там появится президент, который, в общем, готов договариваться с нами, – понятно, что это вызывает позитивную реакцию. Понятно, что другое дело, подавляющее большинство нашего населения – что оно знает на самом деле? Оно знает только то, что показывают по телевидению и больше ничего.

Сегодня у нас 29 ноября, через три недели эти самые выборщики – республиканские и демократические – соберутся в Вашингтоне и проголосуют. И тогда, и только тогда Трамп станет президентом. Вы можете задать мне вопрос: а может выборщик от демократической или лучше, в данном случае – от республиканской партии проголосовать за демократов? Может. Конституция не запрещает это. Вообще, для чего это было придумано – такая система? Она существует с 1787 года, когда еще не было Конституции. Конституция была подписана в 1791 году. Откуда это желание построить выборы президента на этой основе? Ведь все остальные выборы прямые – сенаторов, губернаторов, мэров – это все прямо. Только президент – двухступенчатым голосованием. Да потому что отцы-основатели, не все, но некоторые, большинство – не доверяли народу полностью, потому что считали, что иногда народ может ошибаться. И вот если народ ошибется, нужно бы иметь такой инструмент, которым можно было его поправить. И это должны быть люди, разбирающиеся в политике, активисты, которые в случае ошибки могут сказать: нет, это все-таки ошибка, и мы это исправим.

Вот так возник этот институт. Там еще другие соображения есть, связанные с тем, чтобы маленькие штаты тоже могли играть какую-то роль. Значит, в принципе, теоретически, когда они проголосуют, 19 декабря, они могут проголосовать за Хиллари. Могут, но, конечно, этого не будет. И конечно, Трамп победит. Но впервые в Америке возникла такая ситуация. Знаете, всегда было так: ну хорошо, вы за этого, я за этого, но победил тот, и я говорю: всё, это наш президент. Это НАШ президент. Я хотел, чтобы другой победил, а победил он. Раз он победил, значит, все, это мой президент. Нет вопросов. Сегодня это не так. Я говорю: нет, это не мой президент. Нет, не признаю. Вот такое разделение страны – это впервые. У Трампа есть сейчас, по крайне мере на бумаге, колоссальное преимущество, заключающееся в том, что в сенате больше республиканцев, чем демократов. В палате представителей больше республиканцев, чем демократов, в Верховном суде образовалось пустое место, и конечно, Трамп назначит туда человека, склонного к ценностям Республиканской партии, и тогда среди этой девятки – 9 членов Верховного суда, причем назначенных пожизненно, их никто снять не может – там опять будет преимущество у республиканцев. То есть у него и законодательная власть в виде сената, и власть экономическая, то есть та часть, которая решает, давать деньги или не давать деньги, и сколько давать денег. Это палата представителей. И наконец, судебная власть – Верховный суд. Тоже республиканская. То есть у него все в порядке, в смысле он может все. Но Америка такая страна, что на самом деле наличие такого преимущества не является гарантией. Потому что в сенате даже среди республиканцев есть такие, которые совершенно в ужасе от того, что к власти пришел Трамп. И будут ему мешать. Вот эта система равновесий и противовесов – это сугубо американская система, и она и построена так, чтобы ни одна ветвь власти не могла самостоятельно решать проблемы. И чтобы президент ни в коем случае не мог стать диктатором.

Могу вам сказать, что нас ожидает интересное время. У китайцев есть такая пословица: пожелай своему врагу, чтобы он жил в интересное время. Нам это предстоит. Что будет с Трампом, абсолютно непонятно. Но понятно: А) что у него чрезвычайно тонкая кожа и что он не выносит, когда его критикуют; Б) что он бизнесмен, не имеющий никакого опыта политического и управления страной, и что, скорее всего, он попытается вести дела так, как их ведет бизнесмен, а это, как правило, не работает в области политики; и В) что он человек импульсивный, и самое главное, мы не знаем вообще, как он может поступить в том или ином случае. Один из приближенных к Хиллари Клинтон лично мне сказал, вернее, задал мне вопрос: как вы думаете, какая разница между ею и им? Я говорю – ну скажите. – «О ней можно сказать так: она предсказуема и в хорошем, и в плохом. А он непредсказуем ни в том, ни в другом случае». Непонятно, кого он назначит. Он до сих пор не назначил государственного секретаря. Это ключевая должность.

Короче говоря, вот такая ситуация, и я просто хотел, чтобы вы меньше обращали внимание на то, что вам говорят по телевидению. В данном случае. Потому что говорят, имея в виду определенные политические цели. И очень многие из тех, кто говорит, не очень понимают, что к чему. А это тот случай, когда все-таки я, имея большой опыт, понимаю больше, чем они, скажем так. И поэтому не верьте всяким позитивным оценочным вещам, которые говорят о Трампе. Лучше всего занять выжидательную позицию и вообще – скорее, негативную. Потому что если вы займете негативную позицию, вы потом не будете разочарованы. Понимаете, о чем я говорю? Лучше, если потом вы будете обрадованы, чем если вы заранее будете позитивно настроены, а потом – ах и ох. Это так.

Видеозапись:

Из выступления Владимира Познера в "Жеральдин" (29.11.16)

Ваш комментарий

Новости партнеров