Главная » Видео » Встречи с В. Познером в "Жеральдин" » Владимир Познер об Исландии, выставке Щукина в Париже и опере Шостаковича «Нос»

Владимир Познер об Исландии, выставке Щукина в Париже и опере Шостаковича «Нос»

Отдельно хочу вам сказать, что конечно исландцы – это особые люди, это просто супермены. Исландская погода – это вообще описать довольно сложно, но я попробую объяснить. Мы там были всего три дня, и один был день, когда была типичная исландская погода. Ветер был такой, что дождь не падал вниз, а шел параллельно земле. Можете себе представить? Я не преувеличиваю. Дождь шел вот так вот, горизонтально, из-за того что ветер. И когда капли дождя попадали в лицо – они жалили. Ну как будто это какие-то там насекомые. Я такого не видел ни-ког-да! А исландцы, весело улыбаясь, говорили – ну вот это наша погода.

Как эти люди там живут? Во-первых, зачем они туда приехали когда-то, я не понимаю. Но очень красиво. Очень красиво. Такая суровая северная красота – там и горы, и равнины, все покрыто мхом. Большая часть острова – это лава застывшая, потому что там, как вы конечно знаете, непроизносимые эти вулканы. Ну помните тот знаменитый, название которого невозможно повторить – вот у них у всех такие названия. Довольно много овец, которые едят этот мох, и вкусны до неузнаваемости. Просто удивительно вкусное, никаких химикатов. То и дело попадаются исландские лошади, похожие на пони. Но исландцы очень обижаются, если сказать, что это пони. Свиней вообще нет, практически нету. Есть конечно коровы и прекрасные молочные продукты.

Исландия не является членом ЕС, и там нет никаких евро, там исландские кроны. Почему они не члены ЕС – именно потому что большинство населения там занято фермерством и они не хотят конкурировать с Францией, Италией, Испанией и прочее. И они понимают, что не смогут. Поэтому нет, и прекрасно торгуют своими замечательными, надо сказать, продуктами. Архитектура своеобразная, я бы сказал так. Но конечно природа прямо поразительная. Там есть разлом, где две плиты – европейско-азиатская и американская – встретились много миллионов лет тому назад и лопнули. И там совершенно колоссальный разлом, который уходит черт знает куда, но это просто невероятная красота. Гейзеры, водопады – и вообще очень красиво. Так что туда стоит поехать посмотреть. Пять-семь дней совершенно точно.

Они люди неразговорчивые, непьющие – в отличие от соседей всяких, в частности норвежцев, шведов, финнов, которые очень по этому делу мастера. А эти – нет. Очень мало выражают свои эмоции. Ну например если машина въедет в столб, то это может выражаться таким образом: «Кхм, кхм, Ja, Ja». Это будет вот такое выражение возмущения или еще чего-то. Вот такие люди. На мой взгляд, чрезвычайно приятные, в основном голубоглазые, в основном светловолосые – ну викинги, что сказать. Викинги – и все тут. Сказать, что некрасивые, не могу. Вполне. В общем, я получил большое удовольствие.

Вот вам серьезная часть – и несерьезная часть того, о чем я хотел вам сказать. И пожалуй все.

Ах да, позавчера или третьего дня я был в Париже на открытии выставки Щукина. Знаете, о чем я говорю, да? Был такой купец. Вот эта знаменитая коллекция Щукина, которая совершенно поражает, потому что как это человек тогда, в конце XIX – начале ХХ века угадал, как он понимал, что это великие художники? Потому что тогда многие считали, что это вообще не художники. И собрал такую коллекцию, у которой сегодня официальная ее цена – 8 млрд долларов. Она не продается, но формально оценена. Восемь миллиардов долларов! Эта коллекция конечно, когда произошла революция, которой столетие мы будем отмечать в будущем году, так вот эта коллекция была конечно национализирована, и быстренько ее спрятали в заказники, поскольку это буржуазное декадентское искусство. Прошло какое-то время – и ее разделили: часть отдали Эрмитажу, часть отдали Пушкинскому музею. Потом, когда это стали демонстрировать, все равно оба музея сохранили свою часть. Поэтому это первый раз за сто лет практически, когда вся его коллекция показывается целиком под одной крышей. И конечно это производит невероятно сильное впечатление. Ну если вы любите живопись, конечно. Но так как я ее очень люблю, то у меня просто голова кружилась от впечатлений, потому что это мощнейшая штука. (Посмотреть фильм Леонида Парфенова посвященный этой теме)

И еще довольно яркое впечатление – пять дней назад примерно – в Королевской опере в Лондоне поставили оперу Шостаковича «Нос». По повести Н.В. Гоголя. Я видел это в Советском Союзе еще очень давно, и произвело это на меня сильнейшее впечатление. Очень страшно, как все у Шостаковича. Он был невеселый человек, и были причины. Кстати, если вы не читали – вышла книжка английского писателя, его зовут Джулианн Барнс. Книжка называется «Шум времени», и я вам настоятельно советую эту книгу купить и прочитать. Как раз о Шостаковиче. Ну так вот, ее поставили в Англии, дирижер немец, постановщик, по-моему, тоже, певцы в основном тоже, хотя там разные есть. Очень интересная штука, но я лишний раз убедился в том, что все-таки понимать Шостаковича, а в особенности Гоголя – это сложно для не русского человека. Толстого – пожалуйста. И Достоевского. Но вот Гоголя... Это уж очень трудно. И конечно получилась у них немножко опера-буфф. Ну, так сказать, смешно. А у Гоголя это очень страшно. Это рядом знаете, смех такой, что просто мороз по коже идет. Так что я перед вами отчитываюсь, что я поддерживал свой культурный уровень.

Видеозапись:

Из выступления Владимира Познера в "Жеральдин" (25.10.16)

Ваш комментарий

Новости партнеров