Главная » Интервью » Владимир Познер: «У значительного слоя общества сегодня ощущение какой-то потерянности»

Владимир Познер: «У значительного слоя общества сегодня ощущение какой-то потерянности»

- Владимир Владимирович, ещё несколько лет назад не только среди либеральной общественности, но и в других социальных слоях было пусть зыбкое, но ощущение не то зарождения нового общества, не то его перерождения. А есть ли нечто подобное сегодня?

- (Задумывается.) Нет. Но у меня подобных ощущений не было ни три, ни четыре года назад. Я вообще никаких особых изменений в обществе за последние годы не наблюдаю. Вижу постепенное, очень тяжёлое отмирание советского прошлого. Да, люди, являющиеся в своём подавляющем большинстве порождением советского общества, советской ментальности, до сих пор продолжают занимать командные посты - и политические, и нет. Они оказались в новых условиях, а управлять пытаются по тем понятиям, которые приобрели при советской власти. У них это не очень получается.

Вообще речь идёт о длительном, тяжелейшем процессе. По­требуется смена двух - трёх поколений, прежде чем страна научится жить по-другому.

- Года полтора назад в интервью «АиФ» вы говорили, что Россию не отпускают цепи советского прошлого. Правильно ли я понимаю, что сейчас эти цепи надорвались?

- Да, надрыв наметился, но для многих он очень медленный и мучительный. Я встречаюсь с довольно большим количеством людей, и по вопросам, которые мне задают, понимаю: у значительного слоя общества сегодня ощущение какой-то потерянности. Люди не очень понимают, что делать, как быть, куда мы идём… Именно это во многом создаёт тот фон дискомфорта и напряжения, который существует сегодня в стране.

- Вы говорите, что в обществе нет понимания, куда оно идёт. Но я знаю людей, говорящих о том, что им, наконец, стал виден вектор движения страны...

- Если вектор развития государства наметился, то его можно описать. Лично я его описать не могу.

- А чем вам сильная, независимая внешняя политика России не вектор развития страны?

- Давайте признаем: до того момента, пока Путин не пришёл к власти, никакой внешней политики у нас не было вообще. Были попытки встроиться в систему, которая была бы приятна США, - не более. Были предложения включить Россию в НАТО, было высказано желание сделать её частью европейского государства… Но на все эти предложения был дан совершенно чёткий ответ: вы нам не нужны, вы проиграли холодную войну, так что сидите и помалкивайте в своей песочнице. Россия довольно долго терпела такой подход. Но в 2007 г. в Мюнхене на конференции по безопасности Путин чётко заявил, что идею однополярного мира мы больше не принимаем, что у нас есть свои интересы и Западу придётся их учитывать. И тут уже началась совершенно другая история…

- Вы имеете в виду изменение отношений?

- Да, примерно с этого момента началось ухудшение отношений между нашими странами. Вслед за США и остальные прозападные государства категорически отказались признавать право РФ на такую постановку вопроса. Желание России больше не оставаться на ролях страны третьего мира, как того хотела Америка, вызвало гнев, непонимание.

- Обыватели-то обычно считают, что ухудшение отношения к России началось после истории с Крымом…

- На самом деле главная подоплёка того, о чём мы говорим, - это решение президента Клинтона в 1998 г. о расширении НАТО. На этом можно было бы поставить точку, но нельзя не вспомнить реакцию, возможно, одного из самых блестящих дипломатов XX в. Джорджа Кеннана. Он говорил о том, что решение о расширении НАТО на восток - это даже не ошибка, а преступление. Оно бессмысленно, поскольку Россия никому не угрожает. Он говорил о том, что такая политика со стороны США неизбежно вызовет изменение российской политики - и это тяжело скажется на взаимоотношениях наших стран.

Всё это мы видим сегодня. Стремление приблизить НАТО к российским границам - вот что является той бациллой, которая спровоцировала вторую холодную войну. И если вернуться к разговору о внешней российской политике, то она прежде всего является вынужденной. Это ответ.

Недавно одна моя знакомая была в Швеции. И там коренная шведка, услышав её акцент, уточнила: «А вы откуда?» «Я из России», - ответила знакомая. И эта шведская женщина, живущая в тихой, благополучной стране, вдруг обеспокоенно спросила: «А вы, русские, правда хотите на нас напасть?!»

Ей внушили, что Россия собирается напасть сперва на балтийские страны, а потом и на Швецию. То, что делает западное ТВ (замечу - у нас ТВ тоже не особенно-то объективно), - это, по сути, преступление. Внушение людям представлений о других странах, которые не соответствуют действительности. Это приводит к агрессивности, воинст­венности и вместе с тем к безразличию к ближнему.

- Но мы же говорим сейчас об обоюдной информационной войне?

- Конечно! Давайте зададим вопрос: для чего вообще было нужно НАТО после исчезновения Союза и Варшавского договора?! Зачем этот блок двигался семимильными шагами на восток?! От кого НАТО должно защищать? Они нам говорят - от Северной Кореи, Ирана и прочее… Но это же объяснения для идиотов! Получается, несмотря ни на что, идея агрессии со стороны России никуда не уходила. Значит, все разговоры про перезагрузку и сближение были враньём?!

- Владимир Владимирович, вы, по сути, человек мира.

- Ну вроде бы - да. (Улыбается.)

- Вы откровенно говорите о вещах, которые в России вам крайне не нравятся…

- Но я говорю и о том, что мне в России нравится!

- Я к тому веду, не скучно ли вам здесь? В конце концов, в России почти всё время холодно!

- Скучно?! Не-е-е-ет! Скучно, когда делать нечего. Или когда то, чем ты занимаешься, тебе надоело до чёртиков. Я же от того, что делаю, получаю колоссальное удовольствие. Может быть, преувеличиваю, но я порой ощущаю, что то, что я делаю, многим нужно. Когда я где-то выступаю, меня поражает, что люди чуть не с потолка свисают. Поражает количество молодёжи! У меня, оказывается, молодёжная

аудитория! Мне очень интересно то, чем я занимаюсь. Делаю то, что считаю нужным и важным. Никому не служу и тем более не прислуживаю. Ну где я ещё могу жить в таких условиях?!

- Да хоть где...

- Мне всё-таки 82 года. Допустим, я перееду во Францию или в Америку… Ну кто там возьмёт меня на работу в таком возрасте?! Никто! Ну, буду в теннис играть по утрам, книжки читать… Это всё хорошо, конечно. Но я человек очень деятельный, и пока могу - мне хочется жить активно. Ездить по России, по миру, встречаться с людьми.

Другое дело, что, если я здесь, в России, не смогу работать… Вот тогда я задумаюсь о том, чтобы куда-нибудь уехать. Потому что тут на самом деле холодно… (Смеётся.)

Текст: Сергей Грачёв, специально для еженедельника "Аргументы и Факты"

2 комментария

  1. Я благодарен всегда уважаемому ВВ за то что он может так убедительно и доходчиво обрисовать истинные причины нынешнего русского-американского конфликта. Слышать либеральный бред про ужасного Путина который направо и налево нарушает международное право, надоело.

  2. Человека умного и логичного всегда хочется послушать , даже если он говорит нелицеприятные вещи о твоей стране или о твоём народе !

Ваш комментарий

Новости партнеров