Горячие новости
Главная » Мнение » Лучшие фильмы 2015 года по мнению Владимира Познера
pozner_filmy

Лучшие фильмы 2015 года по мнению Владимира Познера

Совсем скоро на экраны выйдет «Ян Карский. Праведник мира» — удивительная история о польском шпионе во время Второй мировой, одного из героев которой озвучил Владимир Познер. КиноПоиск встретился с Владимиром Владимировичем, чтобы узнать о том, какое кино он сам посоветует всем посмотреть.

История Яна Карского не так широко известна обычным зрителям, хотя его жизнь вполне достойна стать голливудской эпопеей. Молодой поляк, знавший несколько языков, Ян Козелевский (Карский — подпольный псевдоним) в первые годы Второй мировой войны становится агентом польского антигитлеровского сопротивления и, лично столкнувшись с массовым уничтожением евреев, выполняет опасную миссию — отправляется с докладом об ужасах, творящихся на территории Польши, в Лондон и Вашингтон.

Почему же история Карского не стала основой для сценария голливудского фильма? На этот вопрос и попытался ответить Владимир Познер.

«Думаю, отчасти, потому что ее не знали. И вполне возможно, мы еще увидим такой фильм. Смотрите, совсем недавно вышел новый фильм Спилберга „Шпионский мост“ об обмене Гарри Пауэрса на Абеля, а сколько лет прошло с тех событий? Трудно предсказать, почему вдруг режиссеру хочется снять ту или иную историю? Я вот думал, почему Спилберг решил снять историю обмена разведчика на летчика именно сейчас? Почему он с такой симпатией и с таким уважением показывает советского разведчика? Это тоже вопрос. И видимо, у него свои ответы есть. Я абсолютно допускаю, что история Карского может еще привлечь кинематографистов. А то, что его не знали, вот что интересно. Абель — известная фамилия. А Карский становится нам известен только сейчас. Кино на основе его жизни можно сделать классное».

Сам Познер тоже не знал об истории Карского, пока к нему не обратились продюсеры картины с просьбой принять участие в озвучании.

«Мне дали прочитать его книгу, и после того, как я ее прочел, я понял, что меня не нужно просить принять участие в проекте — это будет для меня честью. Я считаю это важным поступком. Когда я вижу в фильме те фотографии и хронику, которые были сняты немцами в гетто, во мне закипает такая ненависть и такое желание уничтожать, хотя я понимаю, что это неправильное желание. Меня шокирует не то, что мы видим, хотя это невозможно принять. Шокирует сам факт того, что это снимали, что эти кадры коллекционировали, хранили, не уничтожали. Что это считалось нормальным документом, что немцы не прятали это. Второе желание — сделать так, чтобы никто никогда не забыл о том, что было. Я очень рад тому, что этот фильм выходит в прокат. Я считаю, что детям в школах нужно рассказывать, кто был Ян Карский. Таких людей всегда мало. Когда я впервые увидел его лицо, я был поражен: он не просто красив — уже в старости, это лицо необычайной духовной красоты, несмотря на шрамы, которые на нем оставили гестаповцы. Эти шрамы делают его еще более красивым. Если я о чем-то сожалею, то о том, что я не знал его лично, я бы очень этого хотел. Я очень часто думаю о Карском теперь, спрашиваю себя: мог бы я так? У меня нет ответа. Мы никогда не знаем, на что мы способны или не способны, пока это не произойдет».

Мы попросили Владимира Познера выделить несколько фильмов, впечатлявших его в 2015 году, и посоветовать их зрителям. Первой в его списке оказалась картина «Человек».


«Это документальный фильм, который снял французский фотограф Артюс-Бертран, ставший кинодокументалистом. Он объехал, облетел — на воздушном шаре, в том числе, 70 стран, и вместе со своей командой взял порядка 2000 интервью. Фильм показывается в разных вариантах, самый большой — шесть с половиной часов. Вы не слышите вопросов, вы слышите только высказывания людей, которых они сняли, причем, по темам — любовь, голод, счастье, страх. Это, может быть, одно из самых сильных впечатлений, которые я испытал. Это чаще всего простые люди, без образования, мало зарабатывающие, чаще всего — из так называемых стран третьего мира, из Азии, Африки. Они поразительно откровенно — очевидно, документалисты знают, как это сделать — отвечают, и постепенно вы начинаете по-настоящему понимать, в каком мире вы живете и как вам повезло, что вы живете не так, как они. Вы понимаете, что ваши вечные жалобы, ваши стенания по разным поводам не стоят и ломаного гроша. Если в вас есть хоть какие-то человеческие чувства, то вы не сможете, однажды посмотрев эту картину, не думать потом о том, что происходит в мире, не сможете безразлично относиться к остальному миру и думать только о себе».

Второй телеведущий назвал ленту Джафара Панахи «Такси»:

«Эту картину сделал иранский режиссер, которому запретили снимать. Он заделался шофером такси, получил, видимо, лицензию, оборудовал свою машину камерами, звуком — и снял фильм о людях, которые садятся к нему в такси. Либо он с ними разговаривает, либо они между собой разговаривают. Это поразительно увлекательный фильм, с юмором, с драмой, с трагедией, такой срез человеческой жизни. Ярчайший документ, который ни в чем не уступает, а даже и превосходит так называемые художественные фильмы».

Третьим Владимир Познер называет фильм «Ян Карский. Праведник мира».

«Это фильм о времени, об истории, о памяти, о героизме. Все эти слова — потертые, затертые, и не отражают того, что ты почувствуешь, что пройдет через тебя в результате просмотра этой картины. Жаль, что документальное кино не пользуется тем успехом, каким пользуются боевики, триллеры. С одной стороны, это понятно, с другой — очень жаль».

Наконец, «Шпионский мост» тоже произвел на Познера приятное впечатление.

Кстати, кино Владимир Владимирович смотрит по-разному:

«Чаще всего — в небольшом кинотеатре на Фрунзенской набережной. Вот недавно мне захотелось посмотреть последний фильм о Джеймсе Бонде, на него я пошел в современный „Октябрь“. Я люблю смотреть фильмы на языке и ищу возможность посмотреть фильмы в оригинале. Фестивальное кино смотрю в кинотеатрах».

Почему же историю Яна Карского — документальную и достаточно конвенциональную по формату — стоит увидеть именно в кинотеатре?

«Все зависит от того, что хотел режиссер. Если он снимал свой фильм для большого экрана, значит, так его и нужно смотреть. Все-таки, он художник, он автор, он понимает, почему он снимает именно так. Это касается и звука, и цвета, вплоть до оттенков. Этот фильм надо смотреть на большом экране, для которого он был сделан. Когда вы смотрите кино на айфоне, вы же ничего не видите, вы, в лучшем случае, следите за фабулой. Для меня это неприемлемо совершенно, я со слишком большим уважением отношусь к режиссеру».

Текст: Дарико Цулая для КиноПоиска

Сегодня в СМИ


Кэш:0.14MB/0.00058 sec