Главная » Интервью » Владимир Познер: «ИГ — это определенная идея, идеология, которая и является экстремистским исламом»

Владимир Познер: «ИГ — это определенная идея, идеология, которая и является экстремистским исламом»

Захватывая города Ближнего Востока, боевики запрещенной в РФ группировки «Исламское государство» публично хвастаются не только обезглавливанием и расстрелом заложников, но и уничтожением древних памятников. В Пальмире, Босре, Алеппо, Нимруде, Хатре, Хорсабаде, Мосуле, Сабрате взорваны, повреждены, полностью разрушены или находятся под угрозой уничтожения образцы древних археологических сокровищ. В пыль превращаются не просто объекты всемирного наследия ЮНЕСКО, но тысячи лет истории нашей цивилизации.

В рамках Международного культурного форума директор Эрмитажа организовал в дискуссию «Для чего нужно искусство?», модератором которой стал Владимир Познер. Известный тележурналист поделился с ФАН своим взглядом на то, что делают террористы, и рассказал, кто еще разрушает искусство в современном мире.

– Надо быть очень осторожным с употреблением слова «варвары», потому что обычно, когда мы говорим «варвары», мы имеем в виду людей необразованных, темных, ничего не понимающих, ничего не знающих, сугубо разрушителей. В данном случае это не варвары, это религиозные фанатики, и это разные вещи. Это люди, исповедующие такие религиозные взгляды, которые выражают некие принципы. В частности, определенные памятники, произведения искусства категорически запрещены этой религией. Поэтому это разрушение – не просто разрушение зданий. На мой взгляд, это хуже, чем варварство (что есть само стремление разрушать). Это определенная идея, идеология, которая и является экстремистским исламом. Вот это очень опасно.

– Их действия ведь не похожи на злобу и зависть людей беспомощных и не способных создать что-то свое, а потому уничтожающих чужое наследие?

– Я хорошо помню, как отдыхал в свое время в Прибалтике, и увидел, как на пляже кто-то построил красивейший песочный замок. И шел мальчик, такой небольшой, в очках, явно его били в детском саду. И он как увидел этот замок, кинулся его разрушать. С таким остервенением… Он явно отыгрывался на этом замке, он вымещал свою ненависть, то, что его никто не любит, что его обижают. Такая зависть есть, это бывает, но к этим людям это не относится.

Но знаете, сегодня меня гораздо больше беспокоит, что целое поколение смотрит фильмы Феллини на экране крошечного размера. Это меня огорчает, потому что они смотрят Феллини, но не видят. Они видят только фабулу. Они не видят, ЧТО он снял, КАК он снял. Они не слышат звук. Цифровая эволюция прекрасна в плане технического оснащения, но когда Алексей Учитель снимает фильм, который надо смотреть на огромном экране, он же понимает, почему он это делает. Потом на телефоне кто-то это смотрит и говорит: «Ты видел этот фильм Учителя? Неплохо, правда?». Вот это, на мой взгляд, куда как опаснее. Потому что спустя годы целое поколение будет считать, что это и есть искусство. И необязательно ехать в Лувр смотреть Мону Лизу, можно и в Интернете ее увидеть. Вот это смертельно. Вы знаете, сколько я видел репродукций Моны Лизы? Я их видел тучу, прежде чем смог поехать во Францию и увидеть ее реально. Я решил про себя: это просто кто-то сказал, что это гениально, и все за ним повторяют. Но, наконец, попал в Париж и, конечно, пошел в Лувр. Там было полтора миллиона японцев, которые ходили вокруг с наушниками: подойти было невозможно. А потом все вдруг разошлись, и я все-таки оказался перед ней и, не стесняюсь вам сказать, что я заплакал. Потому что это было настолько… другое. Не то, что на репродукциях. Я был настолько рад, что это оказалось действительно гениально. Это было счастье. А посмотреть репродукцию – что там… От картины что-то идет, человек же вложил туда себя. Вот этому надо учить. Но если сам оригинал будет разрушен – всё. Это будет полная трагедия.

О разрушении террористами ИГ памятников мировой архитектуры мировые лидеры сейчас думают далеко не в первую очередь: помимо древних руин исчезают с лица земли и живые люди, которые могли бы создать новые произведения искусства. Между тем, еще в 1914 году русский художник и мыслитель Николай Рерих обратился к верховному командованию русской армии, правительствам США и Франции с идеей заключить Пакт об охране культурных ценностей во время вооруженных конфликтов. Не государство, а один человек предложил международный договор, который защитил бы всю мировую культуру. Идею подхватили общественные организации, появилось международное движение, которое увенчалось подписанием договора о сохранении культурных ценностей. В небольшом документе заложено все. Этот документ и эти идеи не превзошел еще ни один договор международного гуманитарного права. Рерих заложил в Пакте идеи сохранения всего культурного наследия: это и музеи, и научные учреждения, и произведения искусства – это всё объекты культуры, в чем бы она ни выражалось – в архитектуре, в музыке, в научных трудах. Пакт распространял свою защиту и на носителей культуры, на сотрудников, распространял в мирное и военное время безо всяких условий. Первыми идеям Пакта вняли американцы, подписав его в Вашингтоне в 1935 году. В 1954 году в Гааге была принята «Международная конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», за основу которой были взяты восемь статей Пакта Рериха. «Оборонять самое драгоценное, чем живо человечество», – вот к чему, выражаясь словами Рериха, призывает эта конвенция. Но совершенно очевидно, что в современном мире она не работает, а государства, ее подписавшие, ни один из пунктов не выполняют. Что уж говорить о боевиках ИГ, которым вряд ли знакомо имя Николая Рериха, и уж точно не близки его идеи.

Что касается уже разрушенных мировых достояний, то в настоящее время Государственный Эрмитаж собирает все материалы и документы по Пальмире и предлагает восстановить ее памятники по аналогии с воссозданием уничтоженных пригородов Петербурга. В Эрмитаже хранятся некоторые памятники культуры Пальмиры, а также Пальмирский таможенный тариф – плита с надписями на греческом и арамейском языках», – напомнил Владимир Познер.

Текст: Евгения Авраменко, Федеральное агентство новостей
Фото: Сергей Апанасенко

5 комментариев

  1. George Yasko

    Л.В. Шапошникова на своей последней пресс-конференции 17 марта 2015 года сказала:

    « – Музей имени Н.К. Рериха в Москве многими воспринимается как один из обычных музеев, посвященных творчеству того или иного художника. Но Рерих не только художник. У него есть определенная миссия на нашей планете. Этот момент не все еще осознают, но он главный в деятельности и творчестве Рерихов: и Николая Константиновича, и Елены Ивановны, и двух их сыновей – Юрия Николаевича, ученого-востоковеда, и Святослава Николаевича, художника и мыслителя. Эти четыре человека, работавших на наше будущее, были тесно связаны с Космосом, космической эволюцией. Это сложная система знаний, для передачи которых был необходим человек, способный их усвоить и интерпретировать. Такими людьми были Рерихи, это была главная их миссия. Они передавали высокое эволюционное творчество на нашу планету и, в частности, в Россию. Процесс такой передачи проходит разными путями: и через картины, и через философию, и через литературу, то есть через все творческое наследие Рерихов. Борясь за музей, мы боремся за свою страну.

    Работать с наследием Рерихов в нашей стране – это и великий дар, и необходимые условия для выхода России из кризиса. Если наследие Рерихов затоптать, если разрушить музей, связи с космической эволюцией мы поддержать не сможем.

    Следы уничтожения уже есть. Нас финансировал меценат, и принадлежащий ему банк был закрыт. Но мы продолжаем работать, работать на страну. Благодаря этому Россия должна войти в новую эпоху. Что эта эпоха собой представляет? В Космосе идет острая борьба между Светом и тьмой, она захватывает и нашу планету. Новая эпоха предполагает новую науку, новое искусство, новую красоту и особенно – новое сознание, которое поднимет нашу жизнь на более высокий уровень».

  2. George Yasko

    Кремль в Деле Рерихов может подорвать доверие к себе. Уронить честь русской власти.

    Культурно, геополитически, исторически, Кремль есть Кремль. Поверх всяких Россий существует одна тысячелетняя Россия, власть которой с 15 века, с конца правления Ивана Третьего, получив в герб двухглавого орла, титул «всея Руси», сосредоточилась в московском Кремле. Потом она перебралась, было, в СПб, но с 1918 года снова вернулась в Москву, в Кремль. Существование Международного Центра Рерихов, его расположение в усадьбе Лопухиных гарантированно Кремлём, высшей властью Великой России. И только сам Кремль мог бы, проявив немыслимое вероломство, проскрежетать над мемориалом Рерихов: «Я Вам пообщал исполнить Вашу волю, но я Вам не обещал, что я исполню своё обещание!» Только сам Кремль может, вероломно нарушив своё слово, ударить Рерихов в спину, уничтожить МЦР и отдать наследие Рерихов на поток и разграбление своим подчиненным.

    Сегодня мы видим в лице президента Турции Эрдагана – что такое высшая государственная власть без ума, без чести. без совести. Без Лица. Это не страшно, это гадко.

    Нам здесь в России такой хоккей не нужен.

  3. George Yasko

    «Что уж говорить о боевиках ИГ, которым вряд ли знакомо имя Николая Рериха, и уж точно не близки его идеи». Конец цитаты.

    А что говорить об чиновниках Минкульта РФ, министр которого Мединский координирует работу по уничтожению Международного Центра Рерихоа (Москва)?

    Как только С.Н. Рерих ушел от нас, они бросились на МЦР, чтобы растоптать его и разграбить наследие. Используя приёмы родственного ему сословия уголовников, презирая ясность и дайствительность волеизъявления С.Н.Рериха, они наехали на МЦР под тем предлогом, что МЦР будто бы не является правопреемником СФР. В дело чиновники пустили современнные российские суды, применили все виды крючкотворства, прямые подлоги, ложь, клевету, наезды. Весь арсенал многоцветного пиара. На Рерихов натравили верхушку клира Русской православной церкви, карьеристов от госнауки. Власть тьмы поднялась на очаг Света.

    При этом враги Света, враги Культуры, доморощенные российские адепты теории управляемого хаоса, нарушают субординацию. Не умея направить хаос только в нужном им направлении, для достижения своей конкретной цели, они и сами тонут в нём и топят в его волнах сами основы государственности России. Они ломают вертикаль власти, фактически ставят под сомнение преемственность государственной власти нашей Родины. Преемственность сегодняшнего Кремля, Кремлю советского периода.

  4. George Yasko

    Когда, в 1989 году Святослав Николаевич Рерих, исполняя волю родителей, передавал наследие Рерихов Родине, он поставил перед Кремлём два условия: 1) наследие Рерихов будет беречься общественной организацией, которую он сам создаст для этой цели; 2) власть наделит эту организацию достойной резиденцией. Кремль принял эти условия, и всем авторитетом высшей власти великой мировой державы, которой наша Родина была, есть и будет, утвердил их соответсвующими правовыми актами, которые действуют до тех пор, пока Россия – суверенная держава, до тех пор, пока в ней существуют закон и порядок, — высшая государственная власть и государственное право.

    Уверенный в этом, С.Н. Рерих, создав Советский Фонд Рерихов (СФР), — и передал ему наследие Рерихов. Резиденцией СФР стала усадьба Лопухиных, которую сам С.Н. Рерих выбрал из тех вариантов, которые ему предложила высшая государственная власть СССР.

    Когда же СССР не стало, С.Н. Рерих совершенно естественно переименовал своё детище СФР в Международный Центр Рерихов (МЦР). И всё. Больше ничего в природе, статусе и месторасположении этой общественной организации не изменилось. Что очевидно для всех. Свою волю он выразил публично, и абсолютно недвусмысленно. Утвердил юридически. Увековечил документально. И поэтому подвергать это простое переименование юридическому препарированию, да ещё недобросовестно используя весь арсенал крючкотворства, пиара, — нет никаких оснований. Это ясно всем нормальным людям.

    Но не так Дело обстоит для реальных хозяев Земли Русской, для чиновничьего сословия, девиз которого: «Полюбите нас черненькими, беленькими нас всякий полюбит!»

  5. Ян Сомов

    Благодарю автора за важную статью о Пакте Рериха.

    Объединение мира возможно только Культурой. «Мир через Культуру» — это универсальная формула выживания от Н.К. Рериха для распадающегося на осколки человечества. ИГИЛ угрожает мировой Культуре извне. У России есть угрозы внутренние. Они направлены в том числе на уничтожение самого источника спасительных идей Н.К. Рериха — против Международного Центра-Музея имени Н.К. Рерихов в Москве, созданного Святославом Рерихом. Центр-Музей был и есть беспрестрасный хранитель и защитник бесценного архива семьи Рерихов. Против него ополчились сейчас чиновники минкульта во главе с Мединским.

    Ими под угрозу поставлено слишком многое… Я об ИГИЛ и бездушных чиновниках.

Ваш комментарий

Новости партнеров