Главная » Интервью » Владимир Познер: «Журналист всегда должен быть в оппозиции»

Владимир Познер: «Журналист всегда должен быть в оппозиции»

Владимир Познер, который сегодня встретится со зрителями в Таллинне, в интервью Rus.Postimees поделился своим мнением о журналистике, свободе выражения, санкциях и президенте Путине. "То, что мне позволено делать, в частности, связано с Путиным. Полагаю, что если бы завтра Путина не было, но остались бы его люди, то, скорее всего, я бы на экране был недолго", - предположил тележурналист.

- Почему недовольство санкциями, проблемами в экономике у россиян не обратилось в критику властей?

- А что вы имеете в виду под санкциями? Первые санкции – это то, что имярек не может поехать в Америку. Это мы переживем, пускай и не ездит. А отсутствие европейских сыров – это уже контрсанкции. Возможно, это поразит ваших зрителей и читателей, но не все русские питались только камамбером. И фуа-гра не все каждое утро запивали шампанским. Контрсанкции, на самом деле, коснулись только людей с деньгами. А это не большинство. Кроме того, всех убедили, что контрсанкции - вещь полезная, потому что отныне наше сельское хозяйство будет лучше развиваться именно из-за них. Так ли это, покажет время, но такая точка зрения имеет место быть. Эти контрсанкции мало кого волнуют. Но когда глава президентской администрации по фамилии Иванов шутливо сказал, что кого это расстраивает, он может прилететь чуть ли не в Таллинн и купить себе камамбер или фуа-гра, то я подумал, что г-н Иванов плохо себе представляет ситуацию в России, потому что не все могут прилететь в Таллинн. Даже визу получить довольно сложно. Так что с сыром будет пока сложно, но это не волнует российских граждан в первую очередь. А вот если уровень жизни будет падать и люди будут замечать, что они не могут жить так, как год назад, вот это превратится в критику властей, но отсутствие камамбера – нет!

- Откуда берутся заоблачные рейтинги президента Путина?

- Русские считают, что Россия – великая страна, и, думаю, тут они не ошибаются. Русские считают себя великим народом, и, думаю, тут они тоже не ошибаются. Жить более 20 лет с осознанием того, что ты никто, проиграл холодную войну, сиди и молчи, не возникай, что ты для нас не имеешь никакого значения – это плохая политика. Она приводит к тому, что происходит сегодня – к национализму, шовинизму, антиамериканизму. И когда появляется такой человек, как Путин, который ясно сказал Западу еще в 2007 году, что так с нами обращаться нельзя, надо учитывать, что у нас есть свои интересы и мы вам не какие-то мальчики в коротких штанишках, с нами придется считаться, это вызывает огромный отзыв у народа, в том числе и Крым. Теперь также стало очевидно, что без России не решить и вопросы Ближнего Востока - ни Ирана, ни Сирии. Вот тут и возникает это ощущение, что мы вернулись, и за все это народ готов сказать спасибо Путину. Отсюда и такой рейтинг. А долго ли это будет держаться – это вопрос другой.

- Насколько вы зависите от общих правил игры в российском медиапространстве? Почему вам позволено чуть-чуть больше, чем другим?

- Я не знаю, каковы правила игры, и заявляю об этом искренне. Но, конечно, есть вещи, которые не положено делать. Например, критиковать президента в эфире государственных телеканалов. Но его вполне можно критиковать на «Эхе Москвы» и в газетах, что у нас и делают каждый день.

Мне кажется, что то, что я делаю, отличается от того, что делают другие на телевидении, только одним: я пытаюсь быть журналистом. Не занимаю ничью сторону, не работаю ни на того, ни на этого, ни на третьего. Я пытаюсь добиться правды, быть объективным и взвешенным в своих оценках. И, вообще, дело не в оценках, а в том, чтобы предоставить максимум информации зрителю с тем, чтобы он сам делал свои выводы. И поскольку этим на телевидении не занимается почти никто, поэтому мне и позволено это делать. Хотя не всем это и нравится.

То, что мне позволено делать, в частности, связано с Путиным. Полагаю, что если бы завтра Путина не было, но остались бы его люди, то, скорее всего, я бы на экране был недолго.

- Вы играете по своим правилам игры до определенной черты?

- А что такое определенная черта?

- Например, Госдура…

- Госдура – это вообще не журналистика, это нечто другое, довольно оскорбительная вещь. Я могу понять реакцию. Даже в разговоре с близкими людьми мне говорили: «Володя, зря ты это сказал». Все запомнили, посмеялись, были и те, кто говорил, что меня надо уволить и как это можно. Но это все разговоры. Я вынужден идти на некоторые компромиссы. Об этом я говорил неоднократно. Есть люди, которых я не могу позвать в программу. Это для меня не ново, потому что и в Америке были люди, которых я не мог звать в программу. Мне закрыли программу в Америке, потому что я отказался подчиниться их правилам. И на работе, и в браке вы вынуждены идти на компромиссы. Вопрос только в том, чтобы не компрометировать свои принципы. Как говорил один мой близкий человек, не дай бог проснуться, пойти в ванную комнату, и, увидев свое лицо в зеркало, чтоб не возникло желание плюнуть. Это общие правила журналистики.

Свобода выражения – это такой коридор. Где-то он широкий, а где-то узкий, но у него есть стены. Если ты попробуешь эти стены пробить, у тебя будут неприятности, где бы ты ни работал.

- Комплиментарная журналистика - общая тенденция для многих стран. Насколько важно для журналистов уметь критически оценивать то, что они видят и слышат, в частности от властей?

- Без этого они не журналисты. Журналист всегда должен быть в оппозиции. Я не имею в виду политической, но он должен быть в оппозиции к власти, обращая внимание на проблемы и то, что не в порядке. А власть этого не любит.

- Каково ваше отношение к информационным войнам? В Европе - это очень актуальная тема. Насколько они эффективны? Это реальные войны? Или это только разговоры об инфовойнах?

- Это термин, которым пытаются объяснить противоположные точки зрения, которые есть в западных и российских СМИ. Это пропаганда с одной и с другой стороны. Она ничем не отличается от холодной войны, когда этим занимались с утра до вечера. Но тогда никто не говорил об информационной войне, а говорили о холодной войне. Когда есть противостояние (тогда было идеологическое, ныне – политическое), то как это ни странно, но и в демократических странах все выступают как один под одним флагом и все кричат одно и то же. Спрашивается, а где же свобода слова? Разумеется, в России – авторитарной стране – примерно то же самое. Хотя, если посмотреть не на государственное телевидение, а на другие СМИ ("Эхо Москвы", "Новая газета") – это вовсе не так. Разговоры об инфовойне – это такая мантра, с помощью которой можно накручивать друг друга. В первую очередь – накручивать себя, чтобы потом выйти с поднятыми кулаками. К сожалению, журналисты в эту игру играют. Это грех, за это придется платить.

  • Михаил Новиков

    Владимир Владимирович не хотите ли поработать в Америке? Уж очень хочется посмотреть на Вас в роли оппозиционера (оценит ли Обамка?)

    • Ariadna

      Так он уже ответил здесь же, что работал в Америке и почему его программу закрыли. Или имеется в виду, что при Обаме что-то в СМИ изменилось к лучшему?

  • Ariadna

    «»На выезде» Познер как раз из тех, «кто Россию защитит» — и защищает, на понятных для зарубежного слушателя образах и ассоциациях. Внутри страны ( что в век глобальной информации, разумеется, тайной не является) выступает критично — и Вы же сами подтверждаете, что «в целом, эта критика носит конструктивный характер». Согласна — именно конструктивный, а не «злопыхательский».
    Поэтому не вижу никакого резона в предложении попробовать Познеру себя в Америке (тем более, повторно) «в роли оппозиционера (оценит ли Обамка?)» — нам бы самим оценить, не требуя «сделать нам красиво». Это-то было бы как раз ангажированностью, к тому же приятной для ушей.

Новости партнеров