Горячие новости
delon

Алену Делону

Алена Делона я никогда не любил. Я не был с ним знаком, но не сомневался, что он человек надменный и самовлюбленный. Да и как актера я не особенно его ценил, если не считать его ролей в фильмах Висконти и Антониони, но при этом был убежден, что это были не столько его удачи, сколько результаты работы этих великих итальянских столпов неореализма, сумевших из записного красавца Делона сделать актера. Что до всех прочих его работ, они оставляли меня равнодушным. Куда милее мне был его основной конкурент, Жан-Поль Бельмондо, человек феноменального обаяния, реального актерского таланта и внушающего симпатию лица.

Тем не менее, когда мне предложили взять интервью у Делона, я сразу согласился – было бы странно отказаться от такой «рейтинговой» фигуры – но никакой радости по этому поводу не испытал. Более того, я опасался, что из этой затеи не получится ничего хорошего.

С самого начала мои предчувствия подтвердились. Как выяснилось, Делон приехал на Первый канал, чтобы разрекламировать фильм «Мама, с Новым годом!», в котором он сыграл эпизодическую роль. Он предполагал, что это займет 10–15 минут, не больше. Когда я сказал ему, что речь идет о часовом интервью, он повел себя именно так, как должна вести себя знаменитая и капризная кинозвезда: «Не может быть и речи! Никакого часа! Десять минут, и баста! Меня обманули! Я этого не потерплю!»

Ну и так далее. Вулкан продолжал извергать из себя разного рода инвективы, пока я не сказал: «Месье Делон, я прекрасно понимаю ваше возмущение, но не я ввел вас в заблуждение относительно вашего визита на Первый канал. Не хотите давать мне интервью – превосходно, это Ваше дело. Желаю вам всего хорошего».

Развернулся и вышел вон.

Не прошло и пяти минут, как меня нашел менеджер Делона.

– Ален, – сказал он мне, – даст вам интервью, хотя очень огорчен. Он это сделает потому лишь, что вы вызываете у него симпатию, к тому же он понимает, что это не ваша вина.

Я поблагодарил сего господина, но симпатией к Делону не воспылал за проявленное им «понимание» (стоит, вероятно, напомнить, что весь этот разговор с самого начала велся на моем – и Делона – родном французском языке, чего он, скорее всего, не ожидал).

И вот мы сели друг против друга, прозвучала заставка программы и... буквально через три минуты я оказался в плену у сложного, печального, тонкого и умного человека, который отвечал на мои вопросы с такой откровенностью, которую я никак не ожидал.

Глубоко несчастный ребенок, которому так и не довелось увидеть стоящими вместе мать и отца, семидесятивосьмилетний мужчина, который, если предстанет перед Господом, попросит его, может ли он увидеть стоящими вместе маму и папу, – это совсем не тот Делон, которого я представлял себе.

Человек, понимавший, что он «слишком красив» и ему этого не простят, что у него есть внешность, но нет содержания, бывший колбасник, воевавший во Вьетнаме, потом «живший на Пигале», где ему, красавцу и бездельнику, проститутки помогали выживать, – это тоже совсем не тот Делон, которого я представлял себе.

Суперзвезда, бросившая кино, потому что «мое кино умерло», но которая, как только я начинаю фразу «а если бы Спилберг или Коппола...», мгновенно говорит «Конечно!» (я хотел спросить, вернулся бы он в кино, если бы они предложили ему роль, а он сразу догадался, о чем речь), – и это не Делон моих представлений.

Человек, который сидит против меня и смеется, услышав слова из песни «Наутилус Помпилиус»:

Ален Делон, Ален Делон не пьет одеколон,
Ален Делон, Ален Делон пьет двойной бурбон...

– никак не соответствует Делону моего воображения. Значит, я заблуждался. Впрочем, я думаю, что подавляющее большинство людей заблуждаются в своих представлениях о кинозвездах. Разве кинозвезды могут над собой смеяться? Разве они могут серьезно относиться к дружбе («друг – этот тот, которому ты звонишь посереди ночи и говоришь, «Я убил человека», и он в ответ говорит: «Где труп?»), разве киноактер в ответ на то, что у него «плохой характер», может ответить: «У меня не плохой характер, просто у меня есть характер»? Разве кинозвезда позволит себе сказать в адрес тех, кого он не уважает, – «смерть му*акам!»? Разве кинозвезда может сказать, что долгого счастья не бывает, что он часто плачет, что больше всего на свете после своих детей он любит своих «животных», имея в виду собак, и что когда он умрет, его похоронят в часовенке, расположенной там же, где похоронены его собаки?

Нет, воображаемые нами кинозвезды не могут так говорить, так чувствовать. И, признаться, я хотел извиниться перед Аленом за то, что я думал о нем совсем иначе. Но сдержался. В конце-то концов, он же не знал, что я так думал.

Мы расстались очень тепло. Его менеджер сказал, что никогда никто такого интервью не брал у Делона. А Ален сообщил мне свой парижский мобильный и дал мне понять, что хотел бы дружить. Два или три раза я звонил ему перед приездом в Париж, договаривались о встрече, но то был занят он, то я, а потом я перестал звонить. Почему? Не могу объяснить.

Может быть потому, что я хочу запомнить Алена Делона именно таким, каким он был в моей программе?

Из книги Владимира Познера "Противостояние"

  • Gaby Vesnova

    Какое приятно совпадение вкусов — и я обожаю Бельмондо, и не выношу Делона, красота которого какая-то садистская, если можно так описывать красоту )))

  • Helene

    Хочется поставить «лайк».

  • Sinfors

    Belles paroles ne font pas bouillir la marmite

  • Sinfors

    Bête comme une grenouille

  • Ariadna

    Спасибо, Владимир Владимирович, за способность изменить ранее сложившееся мнение «в свете новых обстоятельств», не упорствовать в старом, подгоняя под него образ интервьюируемого — и открывая собеседника зрителям с, действительно, неожиданной стороны.
    Что до сравнения Делона и Бельмондо, то Бельмондо полон самоиронии относительно свего «экстерьера» — а для Делона это было профессией: красавЕц. Со всеми вытекающими из этого неизбежными сложностями и утратами. Их и женщины-то «в амплуа красавицы» не без проблем переживают…

  • Татьяна

    Как-то неприлично для мэтра начинать со слов «Я никогда не любил». Не профессионально

    что-ли.

  • Svetlana

    расплакалась, читая про мальчика так отчаянно тоскующего по родителям…

    • Ariadna

      Да, тоже врезалось в память. Дети, конечно, тоже различаются — вот Владимир Познер и ухом не повел, когда ему предложили познакомиться с отцом. Но дело, вероятно, не только в «разности», а еще и в том, что он был совершенно уверен в любви матери — ее хватало для психологического комфорта. У Делона не было этого «убежища» — оба родителя были заняты собой и своими новыми семьями и даже не пытались удерживать несовершеннолетнего сына от отъезда в Индо-Китай, на войну.
      Безразличие самых близких не может не оставить следа, часто на всю жизнь…

  • Gantchikova Elena

    Владимир Владимирович, Вы когда берёте интервью по английски и по французски, вывешивайте, пожалуйста и оригинальную версию тоже, без русского перевода. Очень мешает.

  • Ariadna

    \да , красавчик даже в свои 80\ — мне кажется, часть проблемы как раз в том, что в 80 уже совсем не красавчик: старики есть более красивые . А он не унижается до погони за «уходящей натурой». Но, может, именно потому, что исчез «гипноз красоты», стала более интересна нам личность артиста…

  • Сергей Силкин

    Делон кстати, один из немногих красавчиков, который довольно давно оставил свои амбиции и звёздность. У него нормальный…для творческого человека и звезды подход к славе, держаться он и должен как знаменитость, но по натуре он очень ранимый….добрый….и эмоциональный человек. Он как то признавался…давно…что многие его подводили по жизни, предавали, использовали….он так и не познал истинной дружбы с кем-то, о которой всегда мечтал….потому-что он относился к дружбе бескорыстно…а другие с выгодой. Делон нормальный человек…да и актёр глубокий.

  • Anna Funikova

    Cпасибо, Владимир Владимирович, за это интервью! Оно мне так понравилось, что я написала стихотворение и решила его переслать Вам. Вот оно.

    Посвящение Алену

    Неспешно гаснет рампы яркий свет,
    Одной надеждой меньше в бренном мире.
    Тебе сегодня восемьдесят лет,
    Ты вряд ли разучился быть кумиром.

    Ты вряд ли разучился быть собой:
    Суровым, нежным, быстрым, синеглазым,
    Обласканным в который раз судьбой,
    Которая тебя признала сразу.

    Лучи и чары славы и любви
    Спасают от забвения и мрака,
    И все печали тайные свои
    Ты доверяешь детям — и собакам…

    Столь непохож на прежнего юнца,
    (Изведал все сомнения, все страхи!),
    Ты, слава Богу не ушел в монахи,
    Но сам себя не понял до конца…

    С уважением,
    Анна Фуникова, поэт, лауреат премии имени Роберта Рождественского.

Сегодня в СМИ


Кэш:0.15MB/0.00086 sec