Главная » Общение » Владимир Познер: «Как мне кажется, несмотря на всю активность РПЦ, ее реальное влияние сегодня крайне ограничено»

Владимир Познер: «Как мне кажется, несмотря на всю активность РПЦ, ее реальное влияние сегодня крайне ограничено»

Вера: Владимир Владимирович! Зная, что вы убежденный атеист, думаю, что Вы сможете дать беспристрастный ответ на мой вопрос. С тех пор как в Европе появились те, кого по-русски мы называем протестантами, именно протестантские страны оказываются локомотивом экономического и технологического развития. Видимо, протестантизм, с его культом честного труда, богоугодностью достатка, нажитого честным трудом, отрицательным отношением к нищенству, привил людям менталитет, обеспечивающий то, что мы теперь называем европейской цивилизацией, и то, что позволяет этой цивилизации успешно развиваться? С этой точки зрения православие, с его культом нищих и юродивых, с его презрением к богатеям, которым a priori отказано в достижении Царства Божьего, формирует совсем другой менталитет, никак не стимулирующий стремиться к достижению достатка честным трудом? Нужно для нормального развития России как-то модифицировать православие, или оно, по Вашему мнению, сейчас не так уж важно для смены менталитета?

Владимир Познер: Уважаемая Вера, Вы ставите очень интересный и сложный вопрос, который на самом деле требует подробного ответа. К сожалению, данная форма общения этого не позволяет, так что отвечу коротко и, увы, поверхностно. Конечно, протестантизм сыграл важнейшую роль в формирования многих европейских ценностей. Я неоднократно говорил о том, что протестантские страны – скандинавские в частности – отличаются самым высоким развития демократии, уровнем и качеством жизни. За ними следуют страны католические – Франция, Италия. На последнем месте страны православные – Греция, Болгария, Россия. Я как-то заметил, что, с моей точки зрения, то, что Россия пошла по пути православия, – это трагедия. Это отбросило Россию далеко назад. Но, нравится ли нам это или нет, это произошло, и принятие православия сыграло не меньшую роль в формировании русского народа, его менталитета, чем протестантизм в формировании менталитета, скажем, немцев или шведов. «Отменить» историю невозможно. Что до «модификации» православия, то не могу сказать, что готов высказаться по этому вопросу, но мне почему-то кажется, что отец Александр Мень стремился именно к этому… Наконец, как мне кажется, несмотря на всю активность РПЦ, ее реальное влияние сегодня крайне ограничено. Думаю, что по мере развития демократии и рынка в России кое-что в русском характере изменится, но он все-таки останется русским – со всеми плюсами и минусами.

Галилейский Андрей: Владимир Владимирович, Вы не раз рассказывали о Вашем детстве в США, и, в частности, о книгах, которые Вам читали на ночь. Примерно в те же годы в Штатах зарождалась империя Диснея, Микки Маус, ставший со временем одним из символов США, и, если угодно, даже оружием в холодной войне с СССР. Расскажите о Вашем восприятии истоков этой поп-культуры. Спасибо.

Владимир Познер: Представить несчастного Микки Мауса оружием в холодной войне, мне, уважаемый Андрей, невозможно. Он, этот мышонок, такое же оружие, как кока-кола, джинсы, жвачка и Макдоналдс. К сожалению, мне непонятен Ваш вопрос: что Вы имеете в виду, когда пишете «истоки поп-культуры»? Почему Дисней – это империя? Почему его великолепные анимации – «Белоснежка и семь гномов», «Бемби» и многие другие – это поп-культура? И вообще, что такое, по-Вашему, поп-культура? Мальчиш-Кибальчиш – это поп-культура? А Чебурашка и крокодил Гена?

Сергей Федотов: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Вы неоднократно признавались в любви к джазу. А каково ваше отношение к рок-н-роллу 60-х, в частности, к ансамблю «Битлз»? Трудно поверить, что это увлечение прошло мимо Вас. Читая Вашу книгу «Прощание с иллюзиями», ответа на этот вопрос я не нашел.

Владимир Познер: Уважаемый Сергей, должен сказать Вам с некоторым стыдом, что «Битлз» и в самом деле прошли мимо меня, они меня не увлекли. Я был поклонником (и остаюсь им) истинного джаза (а это вовсе не рок). Позже я полюбил «Битлз», но это было уже в 70-х, когда их не было. Я и сейчас их люблю, но все же не так, как, скажем, Рея Чарлза или Билли Холлидей. И вообще, я отношусь к рок-н-роллу спокойно.

Надя Дрожжина, студентка 3-го курса филфака: Уважаемый Владимир Владимирович, недавно вы приходили к нам в МГУ с лекцией. Я передала вопрос в записочке, но, к сожалению, время вышло и вы не успели ответить. Вопрос был такой: как Вы считаете, могут ли повлиять на ситуацию в стране люди, которые не стоят у власти? С чего можно начать? Заранее большое спасибо за ответ!

Владимир Познер: Уважаемая Надя Дрожжина, я убежден, что именно рядовые люди и есть та сила, которая влияет на ситуацию в любой стране. Но это в том случае, когда эти самые рядовые люди считают себя ответственными за свою страну, не ждут, когда решат «сверху», а сами активны: создают партии и объединения, выходят на демонстрации, обязательно принимают участие в выборах, то есть голосуют, ищут единомышленников, организуют обращения и т.д.

Евгений: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович. В связи с официальным «Годом литературы в России», который, на мой взгляд, проходит бесследно для россиян, я бы хотел поинтересоваться: в чем причина такой низкой востребованности на телевидении передач, связанных косвенно или напрямую с литературой? Сами люди? Попытки государства контролировать литературный процесс? Или что-то иное? Спасибо за внимание.

Владимир Познер: Уважаемый Евгений, а что вообще значит «Год литературы»? На мой взгляд, это глупость. Одно дело всячески стимулировать чтение, повышать интерес к книге, делать чтение книг чем-то престижным, так сказать, крутым. А это очередная пустая кампания. Что будет через год? Уже литература будет не востребована? Будет год чего? Живописи? Что до ТВ и передач, то: (а) сама тема тяжела, нет большой зрительской аудитории, ТВ стремится к рейтингам; (б) такие программы сложны, куда сложнее, чем, например, сериал-боевик. Государство не стремится контролировать литературный процесс, а просто не способствует ему.

Задать вопрос Владимиру Познеру

При использовании текста активная ссылка на сайт "Познер Online" обязательна!

2 комментария

  1. \несмотря на всю активность РПЦ, ее реальное влияние сегодня крайне ограничено\ — Странно это слышать от Познера, возражающего против многих признаков «проникновения» религии в светскую жизнь. Это по сравнению с какими временами влияние ограничено?

  2. \Протестантские страны – скандинавские в частности – отличаются самым высоким развития демократии, уровнем и качеством жизни. За ними следуют страны католические – Франция, Италия. На последнем месте страны православные – Греция, Болгария, Россия\ — эти страны можно уложить и в другой ряд: небольшие страны, где управление достаточно эффективное, затем побольше, и в конце…
    Или те, которые если и завоевывали, то чаще сами ( викинги); те, что под завоевателями были недолго; и третья группа (тормоз-татаро-монгольское нашествие для России, Османская Империя — для болгар и греков). И третье различие-между католиками и протестантами: большинство протестанских стран- монархии, и монарх является «по совместительству» главой национальной церкви, а католические церкви разных стран подчиняются Папе. И, наконец,\презрение к богатеям, которым a priori отказано в достижении Царства Божьего, формирует совсем другой менталитет\ — такой, что они должны заниматься благотоворительностью во имя «спасения души». Той самой, которая очень приветствуется в протестантских скандинавских странах . И понятие «соборности» им, как ни странно, очень близко ( может, из-за гильдий?) — достаточно посмотреть датский «Янтелоу»:-) с его «заповедями».
    Не думаю, что различия в уровне жизни вряд ли столь однозначно объясняются конфессиональной принадлежностью, как раз из раза повторяет Познер.

Ваш комментарий

Новости партнеров