Главная » Статьи » В издательстве АСТ вышло продолжение «Познера о «Познере»

В издательстве АСТ вышло продолжение «Познера о «Познере»

Новая книга знаменитого телеведущего «Познер. Противостояние» — прямое продолжение предыдущего сборника интервью с авторскими аннотациями «Познер о «Познере». Настолько прямое, что и предисловие, «от которого автор отказался бы, если бы не уверенность в том, что оно необходимо» — одно и то же. В предисловии Познер вновь приводит «Опросник» Марселя Пруста, оставляя читателю возможность в очередной раз сравнить ответы французского писателя и телеведущего, а также свои собственные.

Задавать любимые вопросы в книге Познер будет не один раз, выделяя для каждого из гостей 10 наиболее подходящих. Отвечают на опросник Георгий Жуков, Александр Проханов, Стинг, Николай Цискаридзе, Тина Канделаки, Сергей Юрский, Родион Щедрин, Ален Делон и др. Для каждого гостя Познер, как опытный охотник, расставляет изысканные ловушки — кому-то достаточно подвесить липкую, сладкую ленту, кого-то не возьмет и медвежий капкан.

Гости же, в свою очередь, от ловушек Познера-охотника пытаются увернуться. Кто-то — блистательно, как, например, Николай Цискаридзе, Родион Щедрин или Сергей Юрский. Кто-то — прибегая к постоянным уловкам и избегая даже малейшей возможности попасться на удочку.

«Пожалуй, среди всех моих гостей не было ни одного, который бы с таким жаром, с таким напором отвечал почти на все вопросы... не отвечая... В какой-то момент я представил ее комсомольским лидером — думаю, она справлялась бы с этой ролью легко и абсолютно успешно», — говорит Познер в аннотации к беседе с Тиной Канделаки.

Каждая из бесед, являющихся расшифровкой телевизионных интервью 2010–2013 годов, захватывает моментально и всерьез: кем бы ни был собеседник Познера — артистом, футурологом, ученым, протоиереем, а в книге есть они все, — его речь убедительна, литературна и эмоциональна. Познер не боится вступать в противостояние со своими гостями, иногда, кажется, вплоть до победного конца.

Темы разговора — самые серьезные: вечная молодость, страх смерти, развитие общества, существование Бога, демократия. Финал у каждой из бесед — вопрос: «Что вы скажете Богу, если встретите его после смерти?»

Насколько интересны сами беседы, настолько захватывают и аннотации автора, написанные спустя несколько лет. Именно в них он делает выводы о каждом из гостей, и в основном крайне этим гостям лестные. Так, Цискаридзе, по словам Познера, лишил автора предубеждения, что артисты, особенно балетные, не слишком-то отличаются интеллектом. О Стинге Познер говорит как о впервые встреченном человеке, взгляды которого в такой степени совпадали бы с его собственными.

В Ренату Литвинову — идеальную блондинку — он готов был влюбиться, причем раз и навсегда, как приговор: «Она не сказала ни единого банального слова и ни разу не ушла от вопроса. Для меня она была и остается единственной и неповторимой». В печальной уверенности, что интеллигенции в России больше нет и не будет, Познер сравнил себя с Юрским. Родион Щедрин, отвечая на вопрос о трех желаниях золотой рыбки, трижды ответил: «Вечно быть с моей женой».

А вот в поединке с Тиной Канделаки автор считает себя победителем: на последний вопрос ведущая решила ответить по-грузински, явно с расчетом на просьбу о переводе.

«Отчасти жаль, любопытно же, какой очередной ход придумала эта нетривиальная женщина. Потом, задаваясь вопросом, почему я всё же не попросил ее о переводе — ведь это произошло совершенно спонтанно, я понял — мне хотелось, чтобы мой последний ход был для нее неожиданным. Так и получилось».

Совсем же, кажется, разочаровали Познера интервью с представителем духовенства, протоиереем Дмитрием Смирновым и философом Максимом Кантором. И если отец Дмитрий смотрел на Познера так, «что если взгляды могли бы убивать, я был бы трупом. Он показался мне человеком бесчестным, высокомерным и лишенным христианской доброты, терпеливости и всепрощения», то разговор с Кантором остался для Познера вкусным ужином с невкусным послевкусием.

К концу книги противостояние становится всё более эмоциональным и всё более назойливым становится вопрос: кому все-таки противостоит Владимир Познер? Ответ автора на анкету Пруста: лжи, трусости и предательству.

Источник: Известия

  • Не мохнатая лапа

    Похоже, уважаемый Владимир Владимирович окончательно американизировался: за приквелом пошел сиквел, затем будет постсиквел, ну и еще двадцатка прочих джеймсовбондов впридачу.

Новости партнеров