Главная » Познер » 9 февраля 2015 года в программе «Познер» — Виктор Ивантер

9 февраля 2015 года в программе «Познер» — Виктор Ивантер

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик РАН Виктор Ивантер отвечает на вопросы Владимира Познера.

Аудиозапись программы:

К нынешнему непростому состоянию российской экономики привело "непрофессиональное управление процессом", заявил в эфире программы "Познер" директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктор Ивантер. По его мнению, причина кризиса не в том, что наша страна сидит на нефтяной игле, не в том, что основные государственные инвестиции направляются оборонно-промышленный комплекс и не в присоединении Крыма. "Финансовые и экономические власти проводили неадекватную экономике политику, - уверен экономист. – К примеру, нельзя сказать, что таргетирование инфляции и свободное плавание рубля - это плохо; это хорошо, но для другой экономики, и мы сейчас экспериментально проверили, что эта политика для нашей экономики не годится".

Главная опасность, по словам Виктора Ивантера, "не в падении курса рубля, в том, что утрачено доверие к национальной валюте – и со стороны населения, и со стороны банков, и со стороны власти". "Экономика не может жить без доверия к национальной валюте, поэтому восстановление этого доверия – наша первая задача, - отметил он. – Для этого должно быть абсолютно понятным, все, что делает власть, когда и зачем она это делает, и когда в результате этих мер станет лучше".

Еще одна серьезная опасность, добавил экономист, - в том, что возможна остановка производства из-за высокого уровня кредитных ставок, и поэтому необходимо "обеспечить производство деньгами по доступным ставкам". При этом, подчеркнул Виктор Ивантер, "нельзя разбрасывать кредиты по всему фронту, они должны канализироваться туда, где есть внутренний спрос".

Кроме того, по словам эксперта, "необходимо использовать внутренние резервы, прежде всего резервы мощностей, которые сейчас используются на 60 процентов", а также "поддержать спрос, то есть не уменьшать, а увеличивать доходы населения".

Виктор Ивантер уверен в необходимости структурных реформ в экономике, и "новая экономическая политика должна заключаться в том, чтобы начать жить, ориентируясь не на внешний, а на внутренний спрос".

Экономист выразил уверенность в том, что "ничего страшного не произошло, и нас есть возможность нормально вырулить, что подтверждают расчеты". По его мнению, "потенциал роста российской экономики - 6-8 процентов в год, и выйти на средний уровень в 5-6 процентов – не проблема". "Но надо учитывать, что добывающие отрасли не могут расти больше, чем на 1,5-2 процента, - уточнил эксперт. - А обрабатывающие будут расти со скоростью почти двузначной, но для этого и нужна политика, ориентированная на внутренний спрос".

Текстовая версия:

ВЛАДИМИР ПОЗНЕР: В эфире – программа "Познер". Гость программы – директор Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии наук Виктор Ивантер. Здравствуйте, Виктор Викторович.

ВИКТОР ИВАНТЕР, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН: Здравствуйте.

В. ПОЗНЕР: Особенно в нынешние времена, мне кажется, это очень уместно. Позвольте я сразу возьму быка за рога. 17 марта прошлого года в "Российской газете" - официозная газета – вы сказали следующее: "По нашему убеждению, нет основания ждать ухудшения экономической ситуации в новом году, если мы сами не натворим какой-нибудь беды". Значит, одно из двух: либо прогноз вашего института не очень силен, либо натворили беду. Если натворили, то скажите, какую.

В. ИВАНТЕР: Значит, в действительности натворили беду. Такое, я бы сказал, непрофессиональное управление процессом, привело к тому, к чему привело. Потому что сегодня катастрофы нет. Прошлый год мы закончили в плюсе по экономике – плюс 0,6%. Все-таки плюс. Валютных резервов у нас до и больше. Цена на нефть очень хорошая. Просто не все знают, что нам баррель обходится в среднем в 15 долларов.

В. ПОЗНЕР: Но все-таки вы говорите "натворили". Я понимаю, "натворили" как бывает? Сделал что-то кто-то конкретный, вот это: что же ты такую глупость натворил? А у вас получается, что непрофессиональное… то есть это не разовое нечто, а что-то такое…

В. ИВАНТЕР: Значит, что у нас происходило? Мы проводили неадекватную экономическую политику. Эту политику проводил и финансовые власти, и денежные власти. Что такое неадекватная экономика? Скажем, нельзя сказать, что таргетирование инфляции и свободное плавание рубля – это плохо. Нет, это хорошо для другой экономики. Мы сейчас экспериментально проверили, что эта политика для нашей экономики не годится.

В. ПОЗНЕР: Это все очень мило, хотя пока что не очень убедительно. Но давайте вот что. Хочу с вами поиграть в одну игру. Я буду называть причины нашего кризиса. Хотя сейчас просят не очень говорить слово "кризис", но я буду говорить "кризис".

В. ИВАНТЕР: Да, конечно, ничего страшного.

В. ПОЗНЕР: Да, я тоже так думаю. …Причины, которые фигурируют в разговорах, которые фигурируют в СМИ, в заявлениях. А вы будете соглашаться с этим, что да, это одна из причин, или скажете: "Нет, это вовсе не причина". Договорились?

В. ИВАНТЕР: Хорошо.

В. ПОЗНЕР: Итак, первое. Все дело в том, что из-за интересов нефтегазового лобби Россия сидит на нефтяной игле и превратилась в сырьевой придаток Запада. Да или нет?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Все дело в том, что наша хваленая полная энергетическая независимость привела к тому, что не стали инвестировать в другие серьезные вещи из-за того, что у нас, так сказать, это, и теперь мы стоим у корыта, наполненного никому не нужной нефтью. В этом причина?

В. ИВАНТЕР: Нет, конечно.

В. ПОЗНЕР: Все дело в том, что страна не была готова к драматическому падению цен на энергоресурсы. Да или нет?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Все дело в том, что что бы мы ни делали, все равно получается автомат Калашникова. Мы только умеем делать качественные истребители и танки, а все остальное – нет, оно неконкурентоспособно, делать мы не умеем. Это советское наследие, которое мы так и не преодолели. Да, нет?

В. ИВАНТЕР: Нет, конечно.

В. ПОЗНЕР: Все дело в том, что основные государственные инвестиции идут в оборонно-промышленный комплекс. В советское время над ВПК работали 9 министерств, свыше 60% бюджета шло на оборонку, что и привело к экономическому краху. То же самое происходит и сейчас. Да или нет?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Что ж такое? Все "нет" да "нет". Все дело в присоединении Крыма и в той гигантской дополнительной экономической обузе, которую он взвалил на Россию. Да, нет?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Все дело во внешней политике по отношению к украинской проблеме и к санкциям, которые были введены и привели к катастрофическому обвалу рубля. Да или нет?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Все дело в контрсанкциях, которые привели к резкой инфляции, к взлету цен? И причем к какой! Вы сказали как-то о том, что "версия о том, что все цены прыгнут вверх, неверна" (это я вас цитирую). Так вот, последний мониторинг, организованный Челябинской областной прокуратурой, показал, что розничные цены с августа 2014 года по январь этого же года увеличились на огурцы на 478%, на помидоры – на 338%, на гречневую крупу – на 150%. Так вот, этот терминальный взлет цен – результат контрсанкций, приведший к резкому усилению монопольных сил? Да, нет?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Да что же происходит?! Вы на все приведенные мной причины ответили "нет". На все! Советник Президента Российской Федерации академик Сергей Глазьев, с которым вы знакомы очень хорошо, считает, что дело не в санкциях, не в политической ситуации, а во внутренних проблемах. Я его цитирую: "В пассивности, инертности, неспособности вовремя ответить на внешние вызовы". И он адресует эти слова правительству. Вы согласны с ним?

В. ИВАНТЕР: Во-первых, это придумал не Глазьев, а Президент Путин. Глазьев цитирует Путина, соглашается с Путиным в том, что действительно внутренние причины являются главными. Это верно.

В. ПОЗНЕР: Эти причины? О которых он сказал: пассивность, инертность, неспособность вовремя ответить…

В. ИВАНТЕР: Ну, это гуманитарщина. Что значит пассивность? Я сказал: неадекватность денежно-финансовой и кредитной политики.

В. ПОЗНЕР: Но это политика, которую проводят конкретные люди.

В. ИВАНТЕР: Это система проводит. Это политика, которая осуществляется правительством.

В. ПОЗНЕР: То есть, другими словами, в данном конкретном случае правительство не справляется или не справлялось?

В. ИВАНТЕР: Нет, понимаете, если бы правительство справилось, во-первых, вы бы меня ни о чем не спрашивали и, я думаю, даже не пригласили бы.

В. ПОЗНЕР: То есть, другими словами, вы подтвердили то, что я сказал. Хорошо. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, хорошо мне знакомая, человек, который за словом в карман не лезет, сказала, что "дело (я цитирую) - в дефиците воли органов исполнительной власти и неумении оперативно принимать решения, реагируя на ситуацию". Конечно, вы опять скажете "гуманитарщина"?

В. ИВАНТЕР: Это верно, конечно. Это всегда верно.

В. ПОЗНЕР: Она ведь тоже имеет в виду правительство.

В. ИВАНТЕР: Я не знаю, это надо не у меня спрашивать.

В. ПОЗНЕР: А как вы думаете?

В. ИВАНТЕР: Есть масса вещей. У нас есть еще масса органов управления. У нас есть региональные органы управления, очень разные, понимаете? Обратите внимание, что губернии живут по-разному. Почему? Потому что разное управление в губерниях. Где-то очень хорошее, где-то хуже. Поэтому когда власть принимает решения, даже неудачные, на местах в ряде случаев ситуация существенно исправляется и даже улучшается.

В. ПОЗНЕР: Хорошо. Ко всем приведенным мною прелестям есть еще и такие: доходы 10 процентов самых богатых в России в 16 раз превосходят доходы 10 процентов самых бедных. В 16, а то и больше. А мы с вами знаем, что когда уже больше десяти, это уже опасно.

В. ИВАНТЕР: Да.

В. ПОЗНЕР: Потом, как вы сами говорите, в свое время появились "новые русские" богатые, а потом у нас теперь появились "новые бедные". Новые бедные – имеются в виду какие люди? Появились так называемые "бедные – это бюджетники, одинокие родители (я вас цитирую) и многодетные семьи. 66% от всех малоимущих составляют эти новые бедные, которые чаще всего заняты в сфере здравоохранения и образования".

В. ИВАНТЕР: Да, к сожалению.

В. ПОЗНЕР: Вы неоднократно говорили, что для того чтобы жить хорошо, надо хорошо работать.

В. ИВАНТЕР: Это точно. Я и сейчас так думаю.

В. ПОЗНЕР: Вы знаете, это мне напоминает немножко Брежнева – что "экономика должна быть экономной". Вы считаете, если я не ошибаюсь, что правильно было бы вернуться к 48-часовой рабочей неделе.

В. ИВАНТЕР: Нет, не так. Я сказал, что когда мне рассказывают про разные непопулярные вещи типа снизить доходы пенсионеров, то это глупость. А есть непопулярная мера, которая, наоборот, полезна, - это возврат к 48-часовой неделе. Но для того, чтобы это сделать, нужно очень сильно поработать. Потому что нужно, чтобы в эти дополнительные дни люди работали, а не болтались на работе, а это требует очень высокого качества организации труда. Это было бы хорошо.

В. ПОЗНЕР: Простите меня, а кто с вами согласится в том, что он готов вернуть это? У него было два выходных, вы ему говорите: "Значит так, у вас будет один выходной". И еще убедить его, что это правильно…

В. ИВАНТЕР: Я сказал, что эта мера непопулярная, но полезная для экономики.

В. ПОЗНЕР: Но нереальная, согласитесь.

В. ИВАНТЕР: Это, конечно, нереально. Сегодня это нереально.

В. ПОЗНЕР: А завтра, вы полагаете?..

В. ИВАНТЕР: С другой стороны – фактически. А если фактически, то у нас довольно много людей по субботам работает. За деньги. Поэтому если я буду нормально платить… А что значит нормально? В субботу это должна быть двойная оплата труда. …У меня очень много людей пойдет работать. Это очень хорошо.

В. ПОЗНЕР: То есть надо обеспечить их работой, надо организовать это все.

В. ИВАНТЕР: Конечно, совершенно правильно. Это точно.

В. ПОЗНЕР: Год назад Президент Путин встречался с вами, в смысле экономистами, а сейчас, в разгар кризиса, он встречался или встречается в основном с правительством – банкирами, крупными бизнесменами… У вас нет ощущения, что у власти нет особого желания послушать тех, которые, как вы говорите, профессионально занимаются Россией?

В. ИВАНТЕР: Во-первых, я бы сказал, у меня претензий к Президенту нет, потому что он все слушал, что я рассказывал. А я все ему говорил о том, что политика, которая предполагается, неадекватна. Я все это говорил. Поэтому у меня претензий к нему нет. Аналитик ведь на что претендует? Чтобы власть его слушала. А чтобы она его слушалась – это совсем другая вещь. Сегодня проблема не в том, чтобы спросить у меня: "Виктор Викторович, ага, вы, значит, были правы. Ну и что?". А что делать? Если я посмотрю, меня что смущает? Меня смущает то, что Президент сейчас занимается ровно тем, чем должно заниматься правительство. Почему Президент собирает совещание по кредитованию реального сектора? А все остальные чем заняты? Это меня смущает. Но я считаю, что это важно, нужно только совершенно точно понимать, что есть вещи неприемлемые. Сегодня главная угроза, что мы остановим производство. Почему? Потому что мы довели уровень кредитной ставки до такого состояния…

В. ПОЗНЕР: 20% которые, вы говорите?

В. ИВАНТЕР: Если бы 20! Уже реальный кредит получается под 25 и выше. Под оборотный капитал. А что это означает? Это значит, что предприятия не смогут работать совсем, они остановятся. Не инвестиции остановятся, а само производство остановится. И этим нужно конкретно и быстро заниматься.

В. ПОЗНЕР: Тогда объясните мне, почему довели до 25%.

В. ИВАНТЕР: А это упрямство. В экономике знаете, какая самая главная беда? Идеология. Любая – марксистская, либеральная… Эта дурацкая идеология. Вместо того чтобы действовать прагматически…

В. ПОЗНЕР: А какая у нас идеология, простите?

В. ИВАНТЕР: У нас идеология сейчас принята следующая – что у нас свободный, либеральный рынок. И мы должны ему следовать.

В. ПОЗНЕР: То есть рынок все решит – имеется в виду такая идеология?

В. ИВАНТЕР: Ну, типа. Что нельзя нарушать. При советской власти когда что-то разумное предлагали, ему говорили: "Нет, это нельзя".

В. ПОЗНЕР: Да, но сейчас же нет Маркса. То есть Маркс-то есть, но…

В. ИВАНТЕР: Зато есть другие светила. А если их мнения не совпадали, им говорили: "Нет, так нельзя, потому что это нарушение принципов свободного предпринимательства". У меня нет уверенности, что эти люди умеют делать что-нибудь другое.

В. ПОЗНЕР: А вы могли бы привести пример того, что вы предложили что-то конкретное, а вам сказали: "Нет, это нельзя, потому что это нарушает принципы свободного рынка"?

В. ИВАНТЕР: Это было многократно.

В. ПОЗНЕР: Ну, хоть что-нибудь. Пример.

В. ИВАНТЕР: Я приведу пример того, что надо делать, а не делается. Когда мы встречались с Президентом, я ему говорил о том, что абсолютно необходимо ввести систему проектного финансирования. Проектное финансирование – это когда деньги выдаются в кредит не вообще предприятию или, скажем, господину Познеру, а под проект. Конкретный проект. И я вам деньги выдаю, а вы мне будете приносить счета на оплату ваших расходов, а я буду смотреть, действительно ли господин Познер потратил эти деньги на тот проект, о котором мы договорились, или, так сказать…

В. ПОЗНЕР: Так. И что вам говорят в ответ на это?

В. ИВАНТЕР: Ничего не надо делать. Нет, сначала Эльвира Сахипзадовна говорила, что так нельзя, потому что там проблемы залогов, всякие слова произносила очень дурные. И я даже сказал, что вся беда в юристах. На что Президент спросил: "Вы меня имеете в виду?". На что я ответил: "Нет, я не вас имею в виду, но, по крайней мере, вот с юристами…".

В. ПОЗНЕР: Вы говорите о председателе Центробанка Набиуллиной, да?

В. ИВАНТЕР: Да. Дальше было следующее: было принято решение. Они подготовили такую инструкцию, по которой гарантированно ничего получить нельзя. Дальше Президент их собрал и стал говорить так: "Вы же должны были все это сделать, ничего не сделали". Они отрапортовали, что все в порядке, но никому ничего не дали.

В. ПОЗНЕР: Послушайте, получается какая-то странная вещь.

В. ИВАНТЕР: Ничего странного. При советской власти то же самое было. Говорили: "Ребята, ну так же нельзя. Это дурно кончится". – "Да, да". Но делать ничего не делали.

В. ПОЗНЕР: Но этому должно быть объяснение.

В. ИВАНТЕР: Объяснение простое: если вы никому ничего не даете, вы ни за что ответственности не несете. Как только вы какие-то деньги кому-то дали… А так есть хороший принцип: давайте не будем мешать малому бизнесу. Бесплатно давайте. И что? Ничего не будет. Малый бизнес без денег не работает.

В. ПОЗНЕР: То есть вы хотите мне сказать… Просто я совершенно, как вы понимаете, не экономист. Значит, если вы мне даете деньги под производство таких стаканов, и я вдруг не стал их производить, то в ответе вы, потому что вы мне дали деньги.

В. ИВАНТЕР: Конечно.

В. ПОЗНЕР: А если вы их мне вообще не дали, и я тоже их не произвожу, то вы не в ответе.

В. ИВАНТЕР: Абсолютно.

В. ПОЗНЕР: Потрясающе!

В. ИВАНТЕР: А что, неправильно? Правильно. Так и есть. Мы все время играем в эту игру.

В. ПОЗНЕР: Но ведь это тогда плохо кончилось…

В. ИВАНТЕР: Да, тогда плохо кончилось. И надо сказать еще вот что. У нас для того чтобы что-то решить, должен принять решение Президент. Это неправильно.

В. ПОЗНЕР: Но послушайте, не так давно Президент выступал, не помню точно, по какому поводу, и он говорил, что он в ответе за все.

В. ИВАНТЕР: Да, это факт. Ну и что? Он правильно сказал, что он в ответе за все.

В. ПОЗНЕР: Но решать все он не должен?

В. ИВАНТЕР: Нет, ни в коем случае. Должны решать люди, которые при нем находятся.

В. ПОЗНЕР: Да… Скажите, пожалуйста, какая разница – потому что вы говорите, что это разные вещи – между экономическим прогнозированием и экономическим предсказанием?

В. ИВАНТЕР: Предсказание – это замечательная вещь, это угадывание будущего. Вы хотите знать будущее? И я хочу. Это очень интересно - какое будет будущее. А экономический прогноз – это совершенно не то. Это оценка последствий тех или иных действий или бездействий, которые производят разные агенты. То есть агенты – это власть, бизнес, общество. Мы делаем какой-то сценарий, смотрим, как они будут себя вести: если они будут так себя вести, то будут такие-то последствия, а если по-другому – то будут другие. Но, конечно, мы этим не ограничиваемся, мы придумываем еще конструктивный сценарий, конструктивный прогноз. Чтобы добиться такого-то результата, можно придумать и катастрофические прогнозы.

В. ПОЗНЕР: Но зачем придумывать? Это вроде должно иметь под собой какую-то основу…

В. ИВАНТЕР: Конечно, основу. Мы работаем с большими, длинными рядами, оценками и так далее. Мы имеем определенный опыт.

В. ПОЗНЕР: Но вы же сами сказали или говорите о наступившем кризисе в экономике: "Все, что произошло, – это предсказывалось, что так произойдет". Во-первых, предсказывалось кем? Во-вторых, почему не прислушивались, если предсказывалось? В-третьих, реальные признаки того, что начинали прислушиваться, есть? Кем предсказывалось? Вашим институтом?

В. ИВАНТЕР: Я же сказал, я не одинок в институте. Я и мои коллеги, те, кто придерживаются такого нормального и уже прагматического подхода к экономике. Прагматического. Не идеологического, а прагматического. Мы не боремся за рыночную экономику, мы в ней живем. Надо перестать за нее бороться, понимаете? Как перестанем бороться, так станет лучше. Значит, этих людей довольно много. Есть бизнес, реальный бизнес, он живет в этой стране, он тут зарабатывает. И он тоже хочет это делать…

В. ПОЗНЕР: Но, послушайте, значит, вы, ваш институт, дали этот прогноз. Вас не услышали?

В. ИВАНТЕР: Нас услышали. И не согласились.

В. ПОЗНЕР: А кто они, которые не соглашаются?

В. ИВАНТЕР: Это власть.

В. ПОЗНЕР: Власть – это кто? Это Президент, это правительство? Это Дума? К Думе вы обращались тоже?

В. ИВАНТЕР: Я бы сказал так: мы работаем со всеми. И с Думой, я там вхожу в комитет, я вхожу в состав Общественного совета Министерства экономики и так далее. Мы все это говорим, мы все это пишем, мы это отправляем. И в этом смысле мы претензий к ним не имеем, они нас читают. А делают по-другому. Но они – власть, мы же не власть.

В. ПОЗНЕР: Подождите минуточку. Вы никогда не приходите после этого и не говорите: "Ну мы же вам говорили! Мы же сказали, что так будет, а вы оказались…"? Я не знаю, но какую-то ответственность…

В. ИВАНТЕР: А зачем я буду говорить им это? Бессмысленно. Я и так знаю, что я был прав. Понимаете, дело совершенно не в этом. Проблема не в том, чтобы найти виноватых.

В. ПОЗНЕР: А ответственность есть какая-то у них?

В. ИВАНТЕР: Есть, конечно. Если они доведут экономику до нуля, их снимут, это точно. А пока еще…

В. ПОЗНЕР: Может, не дать им довести до нуля?

В. ИВАНТЕР: Да я и говорю, не надо этого делать. Зачем? Нужно сейчас сделать те действия, которые сегодня надо сделать.

В. ПОЗНЕР: Сейчас будет реклама, и потом мы послушаем, какие надо предпринять действия сегодня, чтобы экономику не довести до нуля. Потерпите.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

В. ПОЗНЕР: Виктор Викторович, прежде чем вы ответите на этот важнейший вопрос, что, на ваш взгляд, нужно сделать, какие конкретные шаги, я все-таки хочу вам задать еще один вопрос. Вы помните, наверное, замечательные слова Михаила Михайловича Жванецкого о том, что кто не видел других туфель – наши туфли - вот такие! Если расширить это, в течение почти 80 лет советский народ другой жизни не видел и считал, что его жизнь - вот такая. Потом стали видеть, что есть другая жизнь, и сами стали жить по-другому. Вдруг появился выбор вместо дефицита, вместо очередей. Зарабатываешь – можно купить все что угодно. Все стало меняться, люди стали жить лучше. Много трудностей, но все-таки стали намного лучше жить. Теперь есть опасность, что начнут жить хуже. Есть. Не связано ли это с другой уже опасностью – что может быть уже настоящее социальное недовольство?

В. ИВАНТЕР: Сейчас объясню. Социальное недовольство – это обычная реакция на тренд. Не на уровень, а на тренд. С 1975-го по 1985 годы жизненный уровень советского народа не падал, но он и не рос. И через 10 лет партсистему ненавидели все – от уборщицы до партработника.

В. ПОЗНЕР: Именно потому, что ничего не происходило. Хуже не становилось, но и лучше не становилось.

В. ИВАНТЕР: Да. И я бы сказал так, что у нас если брать за точку отсчета послекризисный 99-й год и брать, скажем, 2008, 2009 и дальнейший годы, то что произошло? Если я возьму по паритету покупательной способности, доходы на душу населения в России и в Штатах, то в 1999 году это было 18%, а где-то в 2008 – 2010 было 44%.

В. ПОЗНЕР: То есть - явный рост.

В. ИВАНТЕР: Не просто. Это другая жизнь! Люди стали жить по-другому. Не везде хорошо, мы знаем… И то, что вы говорите, есть самое главное. Самое главное именно в этом. Теперь еще одна опасность того, что сделали. Доллар упал – это все чепуха. Главное, что сделали – утратили доверие к национальной валюте - и со стороны населения, и со стороны банков, и даже со стороны власти. А в денежной экономике нельзя жить без доверия к национальной валюте. Значит, первая задача, которая есть сегодня, – это восстановить доверие к национальной валюте.

В. ПОЗНЕР: Как?

В. ИВАНТЕР: Очень просто: все, что власть делает, должно быть абсолютно понятно бизнесу и населению. Должно быть понятно, когда и зачем они это делают, - и бизнесу, и населению. И главное, должно быть понятно, что то, что власть делает, от этого станет лучше и когда станет лучше. Это очень трудное место. И когда это будет сделано, мы постепенно восстановим эту часть. А дальше я могу сказать, какие, на мой взгляд, меры необходимо срочно сейчас предпринять. Какая у нас сейчас опасность? Опасность в том, что у нас предприятия, оставшись без оборотного капитала, прекратят производство. Значит, нужно их обеспечить деньгами по доступным ставкам. Потому что если по недоступным, они сделают следующее: одни переложат на нас с вами все расходы, а другие прекратят производство там, где мы не можем купить продукты. Есть такие способы. Это первое. Второе, что нужно сделать: нужно начать инвестиции, внутренне ориентированные инвестиции. Реальные инвестиции. И третье обстоятельство: нужно использовать резервы. Какие у меня претензии к программе правительства по резервам? В программе сказано, как потратить бережно те ресурсы, которые у них есть. А под ресурсами понимают валютные ресурсы. Позвольте, но мы в стране используем мощности на 60%! На 100 нельзя. А что нужно сделать, какие меры нужны, чтобы эти мощности использовать, эти резервы? Ничего не сделано, ничего не сказано. И в этом вся проблема. Значит, в чем задача заключается? Запустить собственные резервы. Они колоссальные.

В. ПОЗНЕР: Вы имеете в виду какие резервы?

В. ИВАНТЕР: Это резервы, прежде всего, мощностей.

В. ПОЗНЕР: Они есть?

В. ИВАНТЕР: Конечно, конечно. У нас мощности на 60% используются. Более того, там, где нет резервов, там готовы… Вы в курсе дела? У нас на великолепном уровне сейчас металлургия, техническое оборудование. Я думаю, что сейчас она лучшая в мире. Во всяком случае, одна из лучших в мире. Значит, у нас в металлургии прорыв, понимаете? Но мы с вами что сделали? Мы создали целую промышленность автомобильную. Мне говорят: "Вы знаете, они не наши". Что значит? У нас есть люди, которые твердо думают, что "копейку" изобрел русский человек. Ну и что? Важно, чтобы ракеты были свои. А что касается легковых автомобилей, почему они должны быть импортными?

В. ПОЗНЕР: То есть вы говорите, что мы можем их и не производить?

В. ИВАНТЕР: Автомобили? Можем не производить. А можем производить. Это не критично.

В. ПОЗНЕР: А ракеты – критично?

В. ИВАНТЕР: Критично. Это независимость. А вопрос о том, будем ли мы с вами менять автомобиль раз в три года или раз в пять – это не критично. Поэтому я еще раз хочу сказать, что нужно сделать, чтобы было производство – нужно поддержать спрос населения. Нужно не уменьшать доходы населения, а увеличивать их. А что мы делаем? Мы говорим: давайте снизим доходы пенсионеров. Мы серьезно считаем, что от этого можно выиграть? Перестать надо этим дурацким делом заниматься – искать деньги у пенсионеров в карманах. В действительности о чем речь идет? Речь идет не о разбрасывании кредитов по всему фронту. Это должна быть канализация финансовой системы, то есть должны быть каналы, которые идут туда, где будет внутренний спрос. Есть у нас такие возможности? Есть. В чем была наша проблема в течение ближайших лет? Мы относились к мировому рынку как к большому супермаркету. Деньги есть – взяли и купили. Вот в чем была зависимость, понимаете? Я просто хочу, чтобы меня правильно поняли. Говорят: "Вот там нефтяная игла…". Это, конечно, все фигура речи. Значит, представим себе, мы 250 миллионов тонн нефти используем для себя. Так? Это где-то, грубо говоря, 1,5 миллиарда баррелей. Да? Помножьте на 50 долларов. Это 75 миллиардов. Нужно, если у нас ее не было бы! Какие сырьевые пакеты? Дурость это все. Другое дело, деньгами нужно уметь пользоваться. Это правда. Я все время привожу пример про голландскую болезнь. Семья неожиданно получила много денег. Мать на стол выкладывает всякие разносолы, дети садятся, без ограничения все это поедают. Чем это кончается? Простите, поносом. Так кто виноват, деньги виноваты? Да нет, просто мать неправильно делает. То же самое: мы нерационально пользуемся деньгами. Нерационально.

В. ПОЗНЕР: А можно я сделаю вывод несколько другой? Вы все-таки человек вежливый, а я из того, что вы говорите, делаю вывод: значит люди, которые отвечают за это, некомпетентны, неправильно распоряжаются моими деньгами, в частности, которые я плачу как налогоплательщик. Неправильно понимают, как надо выходить из этого положения. Занимаются черт его знает чем! Вы так не говорите, а у меня получается из ваших слов это. И это, прежде всего, правительство.

В. ИВАНТЕР: Минуточку, вы хотите, чтобы я это говорил?

В. ПОЗНЕР: Я бы не возражал.

В. ИВАНТЕР: Ни в коем случае. Я с этим правительством работаю и такого не скажу. Но я хочу сказать следующее: какие могут быть претензии…

В. ПОЗНЕР: Вам не нужен дворецкий? Когда меня уволят, чтобы я у вас двери открывал и говорил: "Прошу заходить". Нет, не надо? Ну, хорошо.

В. ИВАНТЕР: Я еще раз говорю, нет никаких претензий у меня ни к госпоже Набиуллиной, ни к госпоже Юдаевой, потому что они делали то, что обещали. Они же обещали, что не будут заниматься курсом, будут заниматься инфляцией. Обещали – и получили. А им нигде не говорили, что так не надо делать. Все соглашались.

В. ПОЗНЕР: Хочу вернуть вас чуть-чуть назад. Вы говорите: мы потеряли доверие к национальной валюте. Когда это произошло?

В. ИВАНТЕР: На мой взгляд, это произошло в декабре. Это обрушение – это была последняя стадия. Этого нельзя было делать. Это уже просто… не хочется грубо говорить. Этого не надо было делать.

В. ПОЗНЕР: А что, это сделали, вы считаете?

В. ИВАНТЕР: Конечно, сделали.

В. ПОЗНЕР: Как это?

В. ИВАНТЕР: Я бы сказал следующее. Значит, профессионал когда проверяется? Вы водите автомобиль?

В. ПОЗНЕР: Да.

В. ИВАНТЕР: Идет машина, так сказать, никаких проблем нет. А водите вы или не водите, определяется, когда вы попали на гололед и тормознули. Вот тут мы проверяем, умеете вы или нет. Выяснилось, что люди не умеют, на гололеде не умеют.

В. ПОЗНЕР: Понятно. Теперь вопрос второй, вытекающий из этого. Ведь получить доверие очень непросто. Потерять его довольно легко, а вернуть…

В. ИВАНТЕР: Очень тяжело, да. Это тяжелая работа, очень тяжелая. Но ее надо сделать. Безвыходно. Мы должны ее сделать. А без этого мы не сможем развиваться.

В. ПОЗНЕР: Ладно. Значит, надо реформировать нашу экономику?

В. ИВАНТЕР: Конечно.

В. ПОЗНЕР: Это структурное реформирование?

В. ИВАНТЕР: Что понимать под структурным реформированием? Есть понятие "структура экономики". То есть вместо одного типа производства – другой тип производства. И это правильно. А когда мне говорят, что структурное реформирование заключается в том, чтобы суды судили по закону – позвольте, вы мне объясните, у нас законы дурные? Вы же их списали с Запада. А судьи у вас есть запасные? Голову себе морочить не надо, надо, как говорится… Изменение структуры экономики – вещь очень тяжелая, целенаправленная. И ничего страшного здесь нет. Для этого нужен план.

В. ПОЗНЕР: Вы говорите о НЭПе. Вы прямо так и употребили это слово: новая экономическая политика. В чем она заключается, прежде всего?

В. ИВАНТЕР: Да. Она заключается в том, что мы начинаем жить, ориентируясь на внутренний спрос. Не на внешний, а на внутренний. А у нас идеальный экспорт: мы продаем то, что точно покупают. А у нас покупают углеводороды, металлы и высокотехнологичный экспорт – это вооружение. И все. Чего вы хотите? Дальше нужно производить все для себя. Мы не внешний рынок отдали, мы внутренний рынок отдали совершенно ни за что и непонятно зачем.

В. ПОЗНЕР: Это потому что там ничего не было. На этом внутреннем рынке.

В. ИВАНТЕР: Позвольте, турбин не было, что ли, или качалок не было?

В. ПОЗНЕР: Нет, я имею в виду телевизоры, холодильники…

В. ИВАНТЕР: Значит, телевизоры… А по телевизорам, между прочим, чтобы вы знали: мы сейчас цветных телевизоров в России производим больше, чем при Советском Союзе.

В. ПОЗНЕР: Да, но качество?

В. ИВАНТЕР: Телевизоров? Качество телевизоров лучше, чем было.

В. ПОЗНЕР: Лучше. Но хуже, чем качество телевизоров, которые мы покупаем там.

В. ИВАНТЕР: А вы как отличаете? Мы идем в магазин, там нет отличия между телевизорами, которые в России произведены и которые там.

В. ПОЗНЕР: Вы хотите сказать, что никакой разницы?

В. ИВАНТЕР: Да нет, конечно.

В. ПОЗНЕР: Но в автомобилях вы согласитесь, что разница?

В. ИВАНТЕР: Я бы сказал так: я не берусь утверждать, но я думаю, что "БМВ", который собран в Калининграде…

В. ПОЗНЕР: Вы имеете в виду то, что мы собираем их? Это имеете в виду?

В. ИВАНТЕР: Я имею в виду то, что мы здесь производим и продаем.

В. ПОЗНЕР: Понял. Тогда у меня нет вопросов.

В. ПОЗНЕР: Там, где сидите вы, некоторое время тому назад сидел министр сельского хозяйства господин Федоров. И он мне сказал, что вообще контрсанкции – это хорошо, потому что это приведет к оживлению нашего сельского хозяйства, которое так не могло конкурировать с западным, все ввозили, это было выгодно другим совсем людям, а тут, благодаря этому, это начнет совсем по-другому работать. Кто-то говорит, что падение рубля – это хорошо для доходов страны. Кто-то говорит, что… даже вы говорите, что инфляция - в определенной мере это хорошо.

В. ИВАНТЕР: В определенной мере – конечно.

В. ПОЗНЕР: Вы даже сказали так: "Сейчас я бы предложил Соединенным Штатам ввести эмбарго на поставки в Россию курятины и свинины".

В. ИВАНТЕР: Было такое.
В. ПОЗНЕР: Так все-таки серьезно, неужели вы считаете, что народ настолько плохо соображает, что он согласится с этими соображениями?

В. ИВАНТЕР: Что такое антисанкции? Это фактически мы пытаемся компенсировать неудачное вступление в ВТО. А неудачным оно было знаете, почему? Мы почему вступали в ВТО? Не потому, что нам туда нужно было, а потому что мы считали, что тогда у нас будет рыночная экономика. Из-за идеологии. Мы теперь компенсировали ту неудачу с помощью этих антисанкций. Я бы сказал, как всегда, сделано не очень аккуратно, это факт. Но это была такая цель. Что касается санкций – вообще для нас полезно. Санкции полезны. Потому что, а что мы делали? Что за долги были? Мы брали выручку от нефти и перегоняли ее в Штаты, как всякие валютные резервы. А под эти валютные резервы получали там кредиты. Вы правда думаете, что нам кредиты давали из благотворительности?

В. ПОЗНЕР: Не думаю.

В. ИВАНТЕР: Правильно. Порядка 20 миллиардов долларов они имели только на процентах. Теперь эти деньги останутся у нас, если мы нормально поступим. Разве плохо? Хорошо. Не надо пугаться только. Я думаю, что они-то это понимают, и там нормальный бизнес не хочет этих санкций. Поэтому, я еще раз хочу сказать, ничего страшного не произошло, когда мы говорим об этом обрушении валюты. В действительности сегодня есть возможность нормально вырулить. Это я не с бухты-барахты говорю, у нас есть расчеты…

В. ПОЗНЕР: Да я понимаю. Не гуманитарщина, как вы говорите. Я набрел на одно ваше чрезвычайно любопытное высказывание, я позволю себе процитировать: "Мне кажется, иногда преувеличивают значение менталитета. Многолетний опыт показал, что если человеку не платить, он точно работать не будет, а если ему платить, он будет хорошо работать только в том случае, если вы хорошо это организовали. В этом плане - малоприятный человек в смысле политических взглядов Генри Форд… Все наши беды от низкой заработной платы", - говорите вы. Значит, в этом дело? Низкая заработная плата?

В. ИВАНТЕР: Да. При низкой заработной плате не может быть технического прогресса. Я сам столкнулся с этим, когда был молодым человеком. Низкая заработная плата – это не стимул. Стимул – высокая заработная плата. Тогда вкалывают. Но она, эта высокая заработная плата, очень дисциплинирует предпринимателей. Когда он платит мало, он и лишних людей держит, и все… Как только он начнет платить много, он дисциплинирует людей. Я задаю студентам два вопроса: "Зачем Гоголь покупал "мертвые души"?" и "Что придумал Генри Форд?".

В. ПОЗНЕР: Подождите, Гоголь их не покупал.
В. ИВАНТЕР: Нет, Чичиков покупал, простите, ошибся. Обычно выясняется, что люди не читали. А с Генри Фордом - две категории: девочки говорят, что он изобрел автомобиль, а мальчики – что конвейер. А то, что он придумал выпускать дешевые автомобили, и это главное, это не знает никто. А чтобы дешевые автомобили выпускать, надо иметь конвейер и высокую заработную плату.

В. ПОЗНЕР: Он платил рабочим много.

В. ИВАНТЕР: Обычно говорят: "Нет, Виктор Викторович, вы не правы, потому что у нас такой народ…". А то, вы знаете, у Форда интеллектуалы работали!

В. ПОЗНЕР: Мы знаем, кто работал у Форда. В советское время, как вы хорошо помните, люди говорили: "Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что мы работаем".

В. ИВАНТЕР: Да. У нас опыт есть. Но там, где бы мы хотели, чтобы люди работали, мы им платили. Не обязательно деньгами.

В. ПОЗНЕР: Разные были вещи, да. Квартирами, машинами, специальными магазинами…

В. ИВАНТЕР: Да, мы с вами знаем. Молодежь не знает, да.

В. ПОЗНЕР: Да, они много чего не знают. Скажите, пожалуйста. Я читал в "Аргументах и фактах" совсем недавно такую статистику. В Великобритании на 116 миллионов фунтов оштрафовали несколько супермаркетов и производителей, их уличили в завышении цен на сыр, молоко и масло. Германия: несколько пивоварен заплатили казне ФРГ 106,5 миллиона евро за сговор, в результате которого ящик пива подорожал на 1 евро. Франция: на 40 миллионов евро оштрафовали 13 парфюмерных компаний и торговых сетей. Каждая фирма выплатила от 90 тысяч до 4,1 миллиона евро. Где-то вы говорили о том, что если принять закон, наказывающий за такие вещи, это может привести к дефициту.

В. ИВАНТЕР: Может.

В. ПОЗНЕР: Но, с другой стороны, если я, рядовой гражданин Великобритании, Германии или Франции, об этом читаю, я проникаюсь огромным доверием к моей власти, которая не дает этим сволочам меня облапошивать. Они неоправданно повышают цены, и им дают за это по башке, и у меня появляется доверие к тем людям, которых я выбрал и так далее. Значит, где важнее, как вы-то думаете?

В. ИВАНТЕР: Я думаю, что у нас есть… У вас был начальник нашей антимонопольной службы. Нужно в действительности через эту службу работать. Я про что говорю? Нельзя нормировать цены, устанавливать цены. Этого нельзя. Мы проходили это, и это плохо заканчивалось. Можно заморозить цены? Можно. Но никто не знает, как их размораживать. Поэтому давайте не придумывать вещи, которые… Есть антимонопольные службы, и они вполне готовы работать, и они могут работать. И тогда нужно всерьез, чтобы это было видно, перестать ходить вокруг да около.

В. ПОЗНЕР: Хорошо. Так как времени у нас почти что нет, какой у вас прогноз? Наверняка вы работали над этим. На ближайшие 3 – 5 лет, я не знаю…

В. ИВАНТЕР: Прогноз следующий. Значит, потенциал роста российской экономики сейчас – это 6 – 8% в год. Я бы сказал так: когда мы об этом говорили в 2004-м, в 2005-м году, так же смотрели, а потом, в прошлом году, мы имели больше восьми. Это не значит, что потенциал полностью может быть использован. Но выйти на средний уровень 5 – 6% – это не проблема. Что нужно учитывать? Что добывающие отрасли не могут расти больше чем на 1,5, может, 2%. Значит, обрабатывающие будут расти со скоростью почти двузначной по ряду отраслей. Что для этого нужно? Нужна политика, ориентированная на внутренний экономический рост. И этой политики не то что не было, она была у нас в период между 2006 – 2008 годами. Она такая и была, реализованная, реальная, она работала, и мы имели такой темп. А что произошло у нас, почему темпы наши упали? Не сейчас, а в 2013 году. Потому что мы прекратили инвестиции. Мы государственные инвестиции прекратили, частные при этом выросли, иностранные выросли. Поэтому болтовня о том, что у нас дурной экономический климат – для кого он дурной?

В. ПОЗНЕР: Для государства, выходит.

В. ИВАНТЕР: Вот я и говорю. Поэтому это все чепуха. Нет, что его нужно улучшать, в этом нет сомнений. А что получилось? Позвольте, эти не вкладывают чужие деньги, а я буду свои вкладывать! Как вы себе представляете? Они и сказали: "Нет, ребята, давайте мы подождем". Вот мы и дождались. Поэтому нужно что поменять? Частное и государственное партнерство – это не долевое участие. Государство работает вперед, строит дорогу, а уже все остальное делает частный бизнес вполне успешно, и не нужно к нему лезть. У нас есть большие успехи в частном бизнесе. Реальные. Только не нужно делать из него икону. Помните, как было: рабочий класс - и сопли до пола. Сейчас: предприниматели – и сопли до пола. Если частник был всегда эффективным, не было бы банкротств. Поэтому еще раз: любить бизнес надо конкретно, а чтобы любить, надо ему давать деньги. В долг, под проценты. А просто любить – это глупость.

В. ПОЗНЕР: Ну что ж, спасибо вам большое. Сейчас Марсель Пруст вам задаст несколько вопросов. Я хотел бы сказать нашим зрителям, что через неделю на этом месте будет сидеть господин Дворкович, зам. председателя правительства, и будем разговаривать с ним на эти темы. Я думаю, очень интересно будет сравнивать. Итак, первый вопрос: когда вы лжете?

В. ИВАНТЕР: Когда это необходимо.

В. ПОЗНЕР: Бывает?

В. ИВАНТЕР: Бывает.

В. ПОЗНЕР: Являетесь ли вы приверженцем особого русского пути?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Чего вы более всего опасаетесь?

В. ИВАНТЕР: Я боюсь непрофессионализма. Везде.

В. ПОЗНЕР: Поймали золотую рыбку. Три желания?

В. ИВАНТЕР: Вы знаете, у меня есть одно желание – чтобы страна была благополучная. Потому что в благополучной стране я и сам буду благополучным.

В. ПОЗНЕР: "Три в одном" это называется. Хорошо. Марк Твен говорил, что есть ложь, отъявленная ложь и статистика. Вы с этим согласны?

В. ИВАНТЕР: Нет.

В. ПОЗНЕР: Хорошо. Экономика - следствие политики? Или политика - следствие экономики?

В. ИВАНТЕР: К сожалению, у нас экономика – следствие политики.

В. ПОЗНЕР: Адам Смит или Карл Маркс?

В. ИВАНТЕР: Ни тот, ни другой.

В. ПОЗНЕР: Кейнс или Канторович?

В. ИВАНТЕР: Я бы сказал, и тот, и другой.

В. ПОЗНЕР: Посоветовали бы вы другу держать сбережения в рублях сейчас?

В. ИВАНТЕР: Значит так, первое: лучший способ потерять деньги – это слушать советы макроэкономиста.

В. ПОЗНЕР: Все, я понял вас. Что скажете, когда встретитесь со Всевышним?

В. ИВАНТЕР: Скажу, что я все-таки удивлен.

В. ПОЗНЕР: Ну что вам сказать?.. Я даже не знаю, как завершить эту программу. Спасибо вам большое. Это был… Вы экономист прежде всего?

В. ИВАНТЕР: Да, конечно. Я только экономист.

В. ПОЗНЕР: Это был Виктор Ивантер. Спасибо большое.

  • hike_lynch

    Бездарность. Экономист *ля. Несёт ахинею, а у людей мало разбирающихся потом эта дурь из башки не выходит. Включая ВВП.

    • felix

      Дурачок ты несчастный! Так ничего и не понял! В.В. Ивантер — это Ум!

    • alina

      ну давай свои предложения по развитию экономики, и мы тут все почитаем и сделаем вывод ты экономист …ев или не …ев

    • анатолий

      Надеюсь ВВП не Владимир Владимирович Познер.

  • Аркадий

    Одно из интереснейших интервью за последнее время. Умнейший экономист. Мудрый человек. А что же Дворкович? Жду с нетерпением. Спасибо В.В.

  • Alina Dmitrovskaya

    Очень интересный профессиональны человек. Он много понимает. Так интересно. Но как же все поменять… понимаю всех разогнать надо.. но у нас люди, которые чем то заведуют, прирастают корнями к стулу своему и ветвятся детьми, знакомыми и менять ничего пока живы не будут….Обидно.

    • alina

      в этом и есть беда России потому что везде кумовство, начиная от верхов и до самого низа. одни родственники да бездарные друзья

  • Светлана Хмельницкая

    как-то стало всё ясно и от этого грустно…

    • alina

      да грустно от того, что в нашей стране правят свои, всякие там родственники у кормушки, а не люди умные и профессиональные

  • Andy

    Судя по комментариям, мы заслуживаем такого академика. Если без иронии, то произнесенное им чудовищно. Этот гость действительно авторитетный ученый?

    • alina

      а что вас поразило в его словах то?
      ну или вы намного лучший экономист, чем он и можете свои советы дать?
      если так, давайте, напишите здесь, пусть другие люди почитают

      • Andy

        Профессионал подходит к анализу любой проблемы системно и склонен к глубокой аргументации. А был произнесен лишь набор бессвязных и банальных идей. Популизм присутствовал. Ярлыки щедро навешивались. Эрудицией и оригинальностью мысли не поразил. Увы.

        • alina

          а вы понимаете что этому человеку было предоставлено всего 45 мин на всё-про все? а вы бы за 45 мин что из себя выудили? считалочку про бычка?

      • Советский Союз

        К сожалению, другим почитать, в данном обсуждении даётся только то, что считает нужным редактор-администратор Alina!

    • анатолий

      Старческий маразм ( я имею ввиду умственный ) это не достижение, а возрастное. Но, как говорится, нет худа без добра. Зато Владимир Владимирович нам показал интеллектуальный и профессиональный уровень руководства РАН. (тем более в такой главенствующей сфере — экономической ) Это информация к размышленю о реформе РАН.

  • alina

    абсолютно верно. и так как вы сказали, не только в сфере здравоохранения, но и во всех других, кроме ресурсных

    • Россиянин

      И в ресурсных тоже.
      Производим ресурс и продаём оптом подешевле, например, электроэнергию Китаю, а подороже в розницу российскому производителю… и ждём, когда россиянин создаст конкурентно способную продукцию (экономику)… Вы считаете, это возможно?
      Или добываем ресурс в России, продаём, деньги вкладываем в заморский банк, а в кризис помогаем отечественному производителю докапитализацией банков!
      Пришли на поле чудес. Закопали три сольдо и ждём…

      • alina

        согласна. одни жулики у власти чего уж там говорить то

  • alina

    у меня сложилось такое же впечатление, потому что то что он говорил, понятно и доступно для понимания любого человека. а вот то что говорили другие экономисты, Набиулина, Улюкаев, было похоже на разговор на китайском, а это сигнал, что люди часто льют воду, когда не очень то хотят пояснять или сами не знают о чем говорят

    • анатолий

      Они люди КОМАНДЫ ( какой — большой секрет ) и чётко выполняют установку. И ни кого не боятся. На всех ВЕТО ПОЛОЖИЛИ. Кстати в Википедии слово ВЕТО не правильно толкуют.

      • alina

        ну команды разными бывают вы же понимаете. правительство — это одна команда, ученые институты — это другая. я бы не стала всех одним д…ом мазать

  • alina

    я присоединяюсь. лучше слушать таких людей, чем Набиулиных и Улюкаевых и других вместе взятых.

  • alina

    гнать вообще нужно миллионы во властных структурах. набирать новых на конкурсной основе, согласно ФЗ об органах власти, а не потому что этой мой сын, друг, брат и тп

  • alina

    замечательное интервью. спасибо Познеру и его редакторам. очень надеюсь, что это всё увидят те, кто должен это увидеть и услышать.
    особо ценное что он сказал, то, что вся экономическая (да и что там, и политическая тоже) линия власти РФ направлена на заграницу, на внешнее, а нужно всё развернуть на внутреннее. нужно развивать страну свою, а не другие страны.
    хотелось бы людей именно подобного сорта видеть во власти, а пока у нас получается, что там только «свои» рассредоточены по кормушкам. пока всех их не разгонят, и не наберут других, профессиональных, умных, любящих страну и дело, ничего в России не изменится

  • Vladimir Oleynik

    какая умница!!!!

  • анатолий

    А лучше в доме престарелых.

  • Анатолий, расслабьтесь. Комментарии модерируются в порядке очереди и когда есть время, а не в онлайн режиме. Не волнуйтесь, против Вас мирового заговора нет))

  • alina

    вы просто любитель обгаживать людей. назвали человека всякими разными словами. а сами то вы кто? что вы можете предложить сегодня для спасения экономики РФ, для выхода ее из той ситауции, в которой она пребывала задолго до украинского конфликта? вы то кто сам? инетный балабол?

    • анатолий

      alina, я отвечаю вам не потому , что хочу вас переубедить в чём-то. Я не спрашиваю кто вы. Просто я очень уважительно отношусь к В. Познеру и я с сочувствием смотрел как он морщился и съёживался, когда слушал нелепицу и пустословие от чиновника такого ранга. Ни о Медведеве, ни о Набиулиной, ни об Улюкаеве он как о покойниках не сказал ничего..( Но ведь это от банального страха) Хороших слов и впрям нет. Хотя в последнее время по нелепицам Медведев успешно соперничает с такими грантами как Черномырдин, Кличко, Псаки. И такой деятель возглавлял Россию и сейчас прмьер-министр. Это нонсенс. Улюкаев, по моему, по гигантизму мысли, профессианализму и красноречию превзошёл незабвенного Черномырдина. Интригу В.Путина с назначением Набиулиной я воспринял как неуклюжее сравнение с Кабаевой ( вам понравится ).Как она может понравится по телевизору ( простите за каламбур ) А перл Ивантера об увеличении рабочего времени вообще не подлежит обсуждению. Разве что из соображения — чтоб мысли крамольные менише в голову лезли. Так ведь Путин и так водку дешевле сделал. А в своём мнении об Ивантере я убеждён — беседа с ним — информация к размышлению о реформе РАН.

      • alina

        ну вот так он объяснил свою позицию об увеличении времени. он сказал что субботы и пр. должно оплачиваться в двойном объеме и это очень разумно так как более половины россиян заставляют работать сверхурочно бесплатно. что неправильного он сказал?

        он говорил очень нормальные и вменяемые мысли. по поводу реформы РАН, она уже вроде как состоялась

  • Фёдор

    Отличное интервью! Для тех кто умеет не только слышать, но и слушать, а после еще и думать над услышанным.

  • Серега

    Benissimo!!Получил огромное удовольствие от этой передачи.
    Как кратко ,точно,понятно!!!!! Просто как правда.
    Владимиру Владимировичу огромное спасибо.
    Виктор Ивантер ,-Я в восхищении.

  • Максим Сальников

    Ивантер — человек «нет». Наверное самый большой политикан из всех экономистов, побывавших в программе Познера — ни одного утверждения, ни одного четкого тезиса при этом совершенно точно формирует понимание его позиции, на которую В.В. намекает ему, но «человек нет» только смеется. Идея его проста — в правительстве сидят бараны. Тупые, упертые, не способные нести ответственность за свои действия и не способные прислушиваться к тем, кто вопрос, в отличии от них, изучил детально, а не в русле повестки дня. Замечательный выпуск. А то о чем пишут комментаторы ниже — прямые заявления, без увиливания, всех назвать своими именами — позиция колхозника. Такие люди аплодировали коммунистам на митингах в начале 20 века. страшно читать ваши комментарии господа. Ничего не поняли их его слов — так и скажите. Но называть пожилого человека, какими вы его хаите в комментариях, как минимум — неуважительно, как максимум — проявление глубокой невежественности, невоспитанности и хамства.

  • Татьяна

    Интереснейшее интервью, а Дворкович разочаровал.

  • Никита

    А знаете, прочитав ваши комментарии, я (студент первого курса экономического факультета) понял только то, что наша страна в такой ситуации только из-за людей подобных вам, которые не понимают ровным счетом ничего в экономике, но при этом смело осуждают, прошу заметить без причины, слова абсолютно адекватного и очень умного человека. И мне искренне жаль тратить свое время на это сообщения, но ваши, мягко говоря, глупые отрицательные комментарии повергли меня в ужас…

  • Не мохнатая лапа

    Прикольный дядька! Типичный советский самородок-хозяйственник. Ну я имею в виду манеры и антураж. С мозгами то все в порядке. Почему-то во время просмотра вертелось в голове: А как бы он смотрелся президентом бизнес-школы в Гарварде? Тут могло бы быть только два варианта. Либо г.Ивантер металлический зуб на нормальный поменял бы, либо Гарвард пошел копать картошку (так как для других дел они бесполезны — по Ивантеру). А вообще бы ему не институтом, а какой-нибудь инновационной платформой в море руководить. Или крупной зверофермой. Человек — явный активист и «живчик». В поле таких надо. Когда смеялся, напоминал сразу Де Ниро и Де Фюнеса. И хитро подмигивал левым глазом, когда говорил про деньги. Но вообще, с такими манерами и видом обсуждение глобальной экономики как-то не идет. Смотришь на него и думаешь: «То ли про экономику человек говорит, то ли про то, что пора хряка на рынке прикупить. И там и там — сложный выбор».

  • стас

    Да….. Спасибо, спасибо Владимир Владимирович. И это я говорю без малейшей иронии. Я являюсь совладельцем небольшой компанией занимающейся реальным производством и в последние два три года испытываю как и другие на мои взгляд производители чувство неполноценности за наше правительство. Я и сам начал в таине сомневать (хотя всем всегда говорю обратное), если в моей отчизне люди грамотные, прогматичные и с прекрасным чувством юмора. Вижу есть и как мне думается немало. В таком возрасте сохранить проницательность, ясность и гибкость ума! Браво (черт возьми). Все сказанное и недосказанное В. Ивантер, все в точку. Владимир Владимирович побольше на передаче противоположностей, людей реально создающих во всех сферах жизни и им в противовес людей живущих в вертуальном придуманом мире ими для нас. Жду продолжения от Вас в учебе по освоению самостоятельного мышления.

  • Павел Гуляев

    Аналогия на Ваш метод рассуждений: граждане нашей страны не заинтересованы в развитии нашей экономики. Вот эти граждане идут в магазин N и покупают там продукты. А следовательно они не покупают продукты в магазине M. А вот директор магазина N на заработанные в избытке средства, в силу своей успешности едет отдыхать в Таиланд, а еще хуже в этом самом Таиланде строит себе виллу. А все почему, потому что люди а нашей стране не заинтересованы в развитии отечественной экономики. Противном случае они бы поровну между всеми тратили свои средства, соответственно ни у кого бы не было излишков, чтобы отдыхать в Таиландах и тем более строить там себе виллы.

    В рыночных условиях экономика становится глобальной, равно как и происходит глобализация потребления. А это означает, что товары (услуги) принадлежат не странам, а потребителям, а цена для них отличается лишь стоимостью билетов до места потребления. И средства на развитие даются именно тем отраслям, которые успешно развиваются. Некоторым хотелось бы, чтобы в медицине было русскоязычное развитие успешно, а в газодобывающей отрасли, например, немецкоязычное. Но тогда надо бы и территориями поменяться, и климатическими условиями, и много еще чем. Только вот подобные желания уж как-то сильно напоминают детские капризы, никак не увязанные на действительность.

  • Павел Гуляев

    Получил огромное удовольствие. Спасибо за это интервью. Побольше такого позитива.

  • Павел Гуляев

    «чем больше богатств, тем успешнее должна развиваться страна»

    Это Вы опять говорите о мечтах. А вот в рыночных условиях не так. Здесь, чем «больше богатств» попало на рынок, тем ниже на эти богатства цена при том же спросе. Что же касается «успешности» тех или иных людей, то огромное количество именно за счет общих «богатств», распределяемых через государственную систему распределения, были успешными. А именно, они могли быть не умными, лентяями или слабыми по иным причинам с точки зрения конкурентных рыночных условий, но при этом иметь хороший заработок и вместе с ним достаток (успешность). Однако, с возникновением дефицита бюджета, то есть в связи с перераспределением бюджетных ресурсов, они эту свою успешность теряют, так как она основана не на их умениях и правильных действиях, а на «ресурсной соске», к которой они присосались. Вот такие и продолжают мечтать о том, чтобы, как бы не менялся бюджет, богатств у нас много, а следовательно мне должно много с этого перепадать.

    Мать должна иметь средства на лечения своего ребенка, в этом ее ответственность (долг) перед своим ребенком. А не в том смысле, что «мать должна» надо понимать как «матери кто-то должен». Это она должна, а не ей.

  • Павел Гуляев

    «Так почему же то, что доступно одному Гражданину единой страны,
    например, москвичу совершенно недоступно другому, например, охотчанину
    или чумиканцу?»

    Сам я являюсь жителем Дальнего Востока, поэтому много мог бы ответить на Ваши вопросы. Но суть всех ответов сведется к пониманию, что такое себестоимость и издержки, какова их роль в вопросах возникновения прибыли. И в связи уже с пониманием этих вопросов, все остальные отомрут сами собой.

    Вот Вам иллюстрация «успешности» глазами жителя Владивостока. Если для жителя Москвы является вполне успешным в свой отпуск на заработанные праведным трудом деньги съездить в Венецию и вдохнуть воздух европейской культуры, то для жителя Владивостока та же степень успешности становится дороже на 60000 рублей — стоимость проезда до Москвы. Точно так же все товары для жителя Владивостока становятся как минимум на 10% дороже, так как завозятся из Москвы. При этом зарплата среднестатистического москвича будет в полтора раза выше, чем среднестатистического жителя Владивостока, ведь это посредством москвичей все товары распределяются по всей стране. И это вполне понятная логистика, продиктованная рыночными условиями. Если не верите, то посмотрите на такой факт: на аукционе E-Bay половина продавцов сразу заявляют, что поставка на Аляску не осуществляется, хотя при этом осуществляется ими же поставка по всему миру. Почему? Ведь не справедливо? Там живут те же американские американцы… 🙂

    Справедливость в рыночных условиях та же, что и справедливость в условиях естественного отбора. Вы можете мечтать о другой, но ее не будет.

  • Павел Гуляев

    «Вы действительно полагаете, что возить китайские товары во Владивосток из Москвы, это и есть рыночная экономика.»
    Да, конечно — это рыночная экономика, которая проявляется в логистике, в наиболее выгодной при данных условиях организации доставки. Конечно же завозить товары из Владивостока с потребительским рынком в 500000 человек на Запад страны с потребительским рынком в миллионы человек былор бы экономически не целесообразно. Именно по этой причине Москва представляет из себя самый развитый в стране транспортный узел, через который бОльшая часть товаров распределяется пос стране. Так же следует отметить, что в Москву/, в свою очередь эти товары (китайского производства) поставляются в европейских складов.

    Что касаемо «свежей клубники», то круглый год она есть на Дальневосточном рынке от Якутии До Ю-Сахалинска не говоря уже о Владивостоке. 🙂 Но цена на эту клубнику с учетом транспортных затрат существенно тем выше, чем даль она от места ее производства.

  • Павел Гуляев

    Все люди в мире работают, но везде в мире люди имеют совершенно разный достаток. Поэтому слово «работающий» здесь не ключевое. Здесь ключевые слова «ответственный» и «умелый». Умелые действия людей вознаграждаются, а неумелые действия имеют негативные для них последствия. Так устроен мир в своей высшей «справедливости». Поэтому человек образованный, трудолюбивый, упорный, честный и ответственный, умный в конце концов, не ожидает вознаграждения извне, не рассчитывает на то, что ему кто-то что-то должен обеспечить, а обеспечивает себя и людей от него зависящих всем необходимым. А мечтать о том, что у всех должно быть все ими желаемое лишь по той причине, что на проживаемой ими территории много природных богатств — это мечты людей неумелых, не образованных, и не умных, то есть не успешных, а часто просто ленивых.

    • Россиянин

      «…человек образованный, трудолюбивый, упорный, честный и ответственный, умный в конце концов, не ожидает вознаграждения извне, не рассчитывает на то, что ему кто-то что-то должен обеспечить, а обеспечивает себя и людей от него зависящих всем необходимым…», и в итоге его больной ребёнок стал социально адаптирован, многое сумел освоить, несмотря ни на что, НО всё это созданное упорством, трудолюбием, ответственностью, знаниями, наконец, в результате ТРЁХ дней применения «левого» лекарственного средства (кто же знал, что оно левое кроме поставщика?), доставленного по всем правилам логистики через Москву, в один момент разрушило ВСЁ, что невероятными усилиями создавалось более 10 лет… и надо начинать всё с начала…, а не «мечтать о том, что у всех должно быть все ими желаемое лишь по той причине, что на проживаемой ими территории много природных богатств — это мечты людей неумелых, не образованных, и не умных, то есть не успешных, а часто просто ленивых»?

      Знаете, Павел, замечательно, что Вам, умелому, образованному, умному, не ленивому, следовательно, успешному, выпала иная судьба.

      Однако, очень интересно было бы взглянуть на Вас в другой ситуации: в Вашей семье тяжело больной ребёнок, которому противопоказана реабилитация в государственных мед. учреждениях (ну, не работают с тяжёлыми…, не обучают…), такова логистика! Первоначальная причина проблем ребёнка в неоказании необходимой и достаточной квалифицированной мед. помощи в родильном доме, в час рождения человека (но виновны в этом Вы, родитель! Не в тот родильный дом зашли!). Описать проблему можно одним словом: обедали! (могло случиться где угодно, обедают везде!)

      Поэтому человек «…не ожидает вознаграждения извне, не рассчитывает на то, что ему кто-то что-то должен обеспечить, а обеспечивает себя и людей от него зависящих всем необходимым». НО, когда к этому человеку в который раз возвращаются и в который раз походя отнимают у него ВСЁ…, что было им создано, и надо вновь начинить всё с того страшного начала…, которое ещё вчера казалось осталось позади…

      Каждый человек судит о других по себе, что, собственно вполне понятно. Замечательно, что лично Вас обошли серьёзные проблемы, и Вы такой «образованный, трудолюбивый, упорный, честный и ответственный, умный в конце концов, не ожидаете вознаграждения извне, не рассчитываете на то, что Вам кто-то что-то должен обеспечить, а обеспечиваете себя и людей от Вас зависящих всем необходимым». Прекрасно, что Вам не выпала иная судьба….
      Может быть всё таки в стране богатой природными ресурсами должно быть, по крайней мере, здравоохранение? Или обязательно надо ехать в Германию, например, чтобы в результате рождения в неподходящий момент (обеденное время) Ваш ребёнок не стал тяжёлым инвалидом? Или это мечты из области фантастики? и необоснованные хотелки ленивого неуспешного россиянина?
      Здоровья Вам и Вашим близким!

      • Павел Гуляев

        «кто же знал, что оно левое кроме поставщика?»

        Ну, Вы об этом говорите так, как-будто Вы знаете. А следовательно Вы уже таким «левым лекарством» не воспользуетесь и тем более можете помешать другим ошибочно принять такое «левое» лекарство.

        Любое сознание не совершенно, а потому никто не застрахован от ошибочных действий. Но стремление возложить ответственность за свои ошибочные действия на тех или других людей вместо стремления научиться не ошибаться и сделать умнее общество, в котором живешь — это еще более грубая ошибка. Если кто-то станет раз за разом искать «райское место», в котором не бывает «левого» лекарства, то он будет обречен на страдание от тщетных усилий — его ждут глубокие разочарования.

        • Россиянин

          Об абстрактном можно рассуждать бесконечно… Представьте, Вы движетесь в своём автомобиле на подъёме, соблюдая ПДД, а с другой стороны подъёма некто на значительной скорости совершает обгон по встречной полосе… На вершине подъёма — лобовое столкновение… Есть жертвы, в том числе, и Вы… «Никто не застрахован от ошибочных действий потому, что сознание несовершенно!» Такова жизнь!

          Вы правы, «райского места» нет, поэтому его никто и не пытается искать. Народная мудрость учит: «Хорошо там, где нас нет». Живём с тем, что есть…, в том числе, и с «левыми» лекарствами. Да, выработан вполне определённый способ минимизировать отрицательные последствия, связанные с приёмом «левака», точнее не допустить развития тяжёлых последствий, если вдруг вместо ожидаемого средства, Вы купите в гос. аптеке именно «левый» препарат.

          Следуя Вашему совету, учимся не ошибаться, только последствия непреднамеренной, случайной ошибки крайне тяжелы… Из личного опыта знаю, что тот, кто с проблемами не сталкивался, не понимает того, кто в этих проблемах живёт, что вполне естественно.

          Если отсутствие квалифицированной мед. помощи в гос. медучреждениях и продажа «левых» лекарственных средств в гос. аптеках — мои(?) ошибочные действия, то уверяю Вас, ответственность за эти (мои?) ошибочные действия лежит исключительно на мне. Ни аптеки, ни медучреждения ответственность на себя не берут… Всё правильно: доктор поставил не тот диагноз, рекомендовал не то лечение, аптекарь продал некачественный препарат, но они только рекомендовали и продавали… Решение следовать рекомендациям или нет — Ваша ответственность (Вы можете не пить препарат, не выполнять рекомендации врача. Выбор за Вами!).

          Здоровья Вам и Вашим близким. Только в этом случае Вам не придётся делать выбор: следовать рекомендациям врача или не следовать, принимать купленный в аптеке препарат или не принимать, значит Вы не будете обречены на страдание от тщетных усилий — Вас не ждут глубокие разочарования.

          Стремление «сделать умнее общество» также утопично, как и стремление «искать «райское место».

  • Россиянин

    Всё-таки в государстве, обладающем огромным количеством природных богатств, должно быть, по крайней мере, образование и здравоохранение доступное каждому гражданину.
    В противном случае, зачем нужно государство?

  • Россиянин

    Разговор не о планете в целом, а о вполне конкретной стране.

    Якуты, чукчи или гиляки — не москвичи и жить, как москвичи, не будут, а, возможно, и не хотят (решать за других людей неразумно). Государство, используя монополию на легитимное насилие, препятствует поддержанию традиционного образа жизни этих народов, лишая их привычных традиционных национальных промыслов… Что взамен? Огненная вода?

    Государство — организация политической власти, которая располагает специальным аппаратом (механизмом) управления обществом для обеспечения его нормальной деятельности. Общество в широком смысле — форма объединения людей, обладающих общими интересами, ценностями и целями… Нормально функционировать может здоровое общество, объединяющее здоровых и образованных граждан, но, по Вашему мнению, получать образование члены этого общества должны в Англии или США, а лечиться в Германии или Израиле. Каждый «невыездной» — крепостной(?) в силу геофизических особенностей, поскольку нам достались огромные просторы незаполненных и очень холодных земель, по этой причине нам суждено испытывать трудности с обеспечением минимизации издержек в производстве, а значит и проблемы с конкуренцией в огромной части мировой экономики… Вы считаете, от крепостного права, в силу вышеперечисленных особенностей, нам не избавиться никогда?

    И несколько строк по поводу минимизации издержек в производстве: Амур — пограничная река, следовательно, природно-климатические условия на правом (территория Китая) и левом (территория России) берегах реки одинаковы. За 25 лет перемен на левом берегу Амура разрушен единственный ЦБК, некогда являвшийся градообразующим предприятием на малозаселённой территории левобережья, со всеми вытекающими печальными для населения (граждан России) последствиями. В эти же годы на правом берегу этой же реки построено 12 ЦБК, работающих на лесе, вывозимом с левого берега, и электроэнергии, производимой на левом берегу, продаваемой со слов ВВП в одном из «Путин-шоу» по 1 руб., потому что оптом дешевле, в то время, как производитель на левом, покупает в розницу, поэтому по 3 руб. …

    В 2013 г. желание продать как можно больше электроэнергии оптом по 1 руб. привело к техногенному наводнению на российских (и, вероятно, китайских) территориях… Интересно, доходы российской стороны превысили расходы на восстановление последствий паводка? или мечтать о сравнении не имеет смысла, поскольку текли и вытекали из разных «карманов»? к тому же акция «Поможем всем миром!» имела успех…

    Речь о разумном хозяйствовании и разумном использовании богатств своей страны для развития своей страны (в том числе, развития здравоохранения и образования), а не о мечтах о том, чтобы якуты жили, как москвичи, а москвичи жили, как парижане.

    Каждый (человек, город, страна) уникален и неповторим. Даже оловянные солдатики не все одинаковы… Тем более бессмысленно сравнивать Париж, Киев и Кукуево… Париж следует сравнивать с прежним Парижем… Также как и Кукуево с прежним Кукуевым… И если не опустело Кукуево, если люди в основной своей массе живут и счастливы , потому что у них есть жильё, работа и доход, дающий возможность не только поддерживать существование, но и развиваться (получать образование, лечиться, если в этом есть необходимость, …), значит развивается Кукуево, развивается страна, на территории которой расположено Кукуево… В противном случае все переселимся за МКАД и в этих узких рамках продолжим своё существование исторически и геополитически… ТРУДНОСТИ, полагаю, следует преодолевать, а НЕ СОЗДАВАТЬ, БОГАТСТВА СТРАНЫ — преумножать, а НЕ РАЗБАЗАРИВАТЬ.

  • Россиянин

    Замечательно, что, по мнению Йона Хеллевига, ВСЁ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО,

    но цены на нефть в 2000-2014 г.г. существенно росли: 2000 г. — 28,3 долл./баррель; 2014 г. — 98,9 долл./баррель, максимальная цена была в 2012 г. — 121,4 долл./баррель.

    Одновременно увеличивался и объём продаж с 347 млн. тонн в 2001 г. до 525 млн. тонн в 2013 г. (в полтора раза! в течение 12 лет).

    ТАКОВА РЕАЛЬНОСТЬ!

    И если доходы, полученные в сырьевом секторе, способствуют созданию и развитию не сырьевой экономики России, это, безусловно, ТОЖЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО.

    Но обыватель не видит реальных успехов, во всяком случае, в моём регионе. Достойной работы нет. Нищенская з/плата рядовому обывателю по-прежнему своевременно не выплачивается (космодром «Восточный» не единственное место, к сожалению). Так было с 1992 г. по 2004 г. и в 2008 г. и в 2011 г. Замечательно, что с подобными проблемами сталкиваются, вероятно, немногие…

    Замечу, что основная масса вопросов, направляемых в «Путин-шоу 2015», касалась именно низких доходов населения и связанных с этим проблемами, что, с моей точки зрения, означает: доходов не всегда хватает даже на поддержание жизнедеятельности, на развитие обыватель средств не имеет вовсе. Причём география подобных вопросов охватывала практически всю территорию России. Рассуждать о развитии страны, не рассматривая возможности развития граждан, проживающих на её территории, как-то неправильно и абстрактно. Без граждан нет государства. Это только территории…

    Данные в анализе приводятся исходя из з/платы 24 000 евро, 60 000 евро, но средняя зарплата россиянина в 2014 году 30 000 РУБЛЕЙ! что фактически в 4 — 10 раз ниже реальных средних доходов, приводимых в анализе.

    Обыватель, имеющий реальный доход 30 000 РУБЛЕЙ (средний по стране в 2014 г.), не способен оценить увеличение объёмов доступного жилья, поэтому для него не очевиден успех, изображённый на графике 36. Ну, строятся новые дома вокруг моего разрушающегося жилья, но переселиться туда не могу, не имею реальной возможности… И перспектив никаких… на горизонте не наблюдается.

    Поэтому, какие бы выводы не делал AWARA GROUP, чтобы мы в России не строили, получается нечто, в котором нет граждан (нет людей), а есть «винтики» и «герои» коммунистического (или иного) труда…

    Но это проблемы другого рода: проблемы права, правоприменения, тотального правового нигилизма… Будем надеяться, что и на нашей улице…

    Благодарю за ссылку.

    Пожалуй, действительно не существует никакой «конкретной страны»… Из космоса, полагаю, границ не видно…

    • Павел Гуляев

      «Но это проблемы другого рода: проблемы права, правоприменения, тотального правового нигилизма… Будем надеяться, что и на нашей улице…»

      Нет, это проблема совершенно иного порядка. Это мировая проблема, которая возникает в результате построения финансовой системы на основе ссудного процента. Это не нами созданная система, а система возникшая на основе римского права, сделавшая ростовщичество самым прибыльным бизнесом, ведущим к жесточайшему расслоению общества и главное к глобальным экономическим катастрофам. Это не управленческая проблема, а проблема структурная.

      Можно ли что-то изменить? Конечно можно. Можно и нужно изменить финансовую систему. Есть ли план? Да. Почитайте труды Бернара Лиетара, Маргарет Кеннеди, Гезеля… Сегодня во всем мире по маленькому шажку пробуют идти по предложенному ими пути. Главное, не пытайтесь объяснить все личные проблемы так просто — плохим управлением в границах России, Свободного или Владивостока. Это глобальная проблема, которая во всех странах выглядит совершенно идентично.

      Взгляните на Детройт — мекку американской автомобильной промышленности, что стало с этим крупнейшим американским городом в этой крупнейшей и «процветающей» стране? За 8 лет с 1990 года по 1998 число бездомных детей в Калифорнии увеличилось более, чем на 300% (а ведь их итак было 40000 ! ), покупка жилья стала дороже более, чем на 100%, а аренда жилья выросла на 280%.
      А средняя зарплата выросла всего на 34%. А как результат число людей за чертой бедности выросло вдвое.

      Если Вы понимаете, в чем причина такого положения дел, а именно деградации человеческого сообщества в современных рыночных условиях, то тогда понимаете, чего надо добиваться и на что надеяться. Если не понимаете, то будете по прежнему верить, что есть плохие дяди, которые виноваты в Ваших бедах. Будете мечтать о смене власти и о талантливом и мудром правителе, который придет на смену нынешнему и решит все наши проблемы. А поиск «спасителя» как всегда закончится приходом очередного фюрера и тут же найдутся «жиды» виноватые в нищете жителей Свободного или жителей Владивостока.

      Только мы все это уже проходили, а значит пора бы уже чему-то научиться.

Новости партнеров

Кэш:0.47MB/0.12267 sec